Skip to content
 

Финансовый акселератор: превью

Зачем нам финансовый акселератор.

Зайдем издалека. Согласно идее экономической конвергенции (известной как catch-up effect, т.е. догоняющий рост) развивающиеся экономики растут более высокими темпами на душу населения, чем развитые. В основе идеи лежит всем известный принцип убывающей отдачи, в данном случае капитала (т.е. развитые страны добавляют 1000-ную единицу капитала, развивающиеся только 25-ую, то же самое можно назвать разницей в базе сравнения, или по простому – от нуля расти всегда проще)). На практике это означает: больше людей и станков, следующий шаг – привлечение технологий. Привлечение (развитие/покупка) технологий  (интенсивный рост) в такие страны как Украина (исчерпавших возможность экстенсивного роста) возможно только в случае формирования благоприятных рыночных стимулов.

В настоящий момент едва ли не единственным реалистичным стратегическим набором правильных инициатив является создание внутреннего финансового рынка. В результате получаем появление качественного кредитования (длительный срок, национальная валюта, плавающие ставки по принципу например инфляция+) и более эффективное распределение сбережений.

Вот тут мы и возвращаемся ко всякого рода финансовым акселераторам. Внутренний финансовый рынок может существовать только при наличии стабилизирующей монетарной политики, которая в свою очередь невозможна при фиксированном валютном курсе (трилемма монетарной политики). Казалось бы, вот на этом и нужно остановится. НБУ переходит к инфляционному таргетированию, происходит дедоларизация экономики, темп инфляции опускается ниже 5% (например) и т.д. и т.п.

На самом деле не все так просто. Помимо психологических/политических/электоральных моментов, также присутствует элемент неоднозначности в результатах анализа плюсы/минусы перехода к инфляционному таргетированию. В том числе, существуют некоторые опасения, что для такой малой открытой экономики как Украина, свободное движение капиталов и плавающий валютный курс могут еще и не означать наличие независимой монетарной политики (подозреваю что для Украины будет существовать жизненная необходимость контроля над потоками капиталов).

Безусловно, экономическая действительность не черно-белая, и то, что у нас в эк.моделях, это далеко не то, что в реальности. Но вот ведь какая незадача, потенциальные трудности с “невозможной троицей” существуют уже на модельном уровне благодаря придуманному тем самым Беном Шаломом Бернанке и коллегам финансовому акселератору. На самом деле, направление крайне свежее и двух и более страновые модели (основанные на реальных данных) стали появляться только в середине ООх годов.

После того как вы познакомитесь ближе с концепцией финансового акселератора, вам покажется, что идея элементарна, интуитивна и ничего такого особенного в ней нет. Однако не спешите с выводами, до появления числовых примеров в последующих постах. А там глядишь и для Украины чего-то насчитаем, если повезет с данными.

Источник экономической волатильности.

В основе экономических колебаний лежит динамика инвестиций, как компонента ВВП (ВВП=Потребление, Расходы гос-ва, Инвестиции и Экспорт_минус_Импорт). В среднем, инвестиции составляют около 20% ВВП, но зачастую именно их динамика оказывает наибольший вклад в изменения ВВП. Следовательно, инвестиции являются наиболее волатильным компонентом.

На рисунке ниже представлена динамика мирового ВВП и инвестиций как компонента мирового ВВП в % изменении год к году (для справки: в данном случае отношение инвестиций к ввп колеблется в диапазоне 21-25%), величины номинальные (что впрочем неважно). Справа то же, но для США (правда тут цифры в реальном выражении, чтобы сгладить скачки 70х, для нормализации графика так сказать).

Украина, как и подавляющее большинство стран не являются исключением (также номинальные данные):

Теории экономических циклов намного интереснее чем говорит нам русскоязычная википедия, например события 07-08 годов заставили с большей серьезность вспомнить работы Хаймана Мински. На самом деле, теория объясняющих причины экономических флуктуаций (до событий последних 2-3 лет было модно использовать термин “флуктуаций” вместо “цикл”; теперь Кругман любит потешаться над Лукасом за “..бизнес цикл уже не является проблемой..”) может строиться на чем угодно, но неизбежно должна объяснить, что же происходит с инвестициями, т.е. почему инвестиции растут быстрее ВВП во время экономического подъема и особенно весело падают во время рецессий.

В принципе, как и многое в экономической теории, все подходы можно ранжировать между крайностями. Для определения инвестиций это: от того, что инвестиции – это строгая функция от % ставки, до инвестиции – сплошное animal spirits. Обычно классические учебники говорят, что различие в кейнсианской и неоклассической модели инвестиций сводятся к тому, что у классиков инвестиции – это четкая функция от процентной ставки (строго говоря, не просто инвестиции, а так называемые автономные инвестиции), у кейнсианцев – продукт разницы ставки дисконтирования и безрисковой ставкой, т.е. высока доля субъективных ожиданий.

Объяснение высокой волатильности инвестиций приблизительно следующее. Рост спроса влечет рост продаж – рост прибылей – нехватка производственных мощностей. На осуществление инвестиций требуется время, следовательно производители стараются наделать мощностей с запасом и сразу, что ведет к переинвестированию во время экономического бума. Во время спада ситуация противоположная. Естественно, все строится на ожиданиях, которые, безусловно, обладают свойством инертности.

Более вразумительное и простое объяснение сводится к роли кредита в рыночной экономике. Не будем вторгаться в огород “австрийцев” и прочих любителей поговорить, воспользуемся понятной банальностью. Наличие кредитования (кредитное плечо) увеличивает рост бизнеса за счет (так как бесплатных ланчей не бывает, т.е  за все нужно платить, всегда нужно отказываться от чего-то чтобы получить что-то) роста потенциальной нестабильности. Собственно именно наличие кредитного рычага приводит к банкротствам, ибо банкротство – это и есть невозможность обслуживать долговые обязательства.

Так как кредитование характерно в большей степени для инвестиций (что не факт, в будущем по крайней мере), то они и есть самыми волатильными. Плюс, никуда не уйти от того, что инвестиции – это функция от ожиданий, ожидания как ни крути наиболее иррациональны (потому что встреча инвестиционных ожиданий с реальность удалена более значимо, чем в случае с иррациональным потреблением).

С чем не нужно путать идею финансового акселератора.

Есть такое понятие – индуцированные инвестиции. Смысл в том, что рост спроса на товары/услуги вызывает спрос на инвестиции. Собственно все. Но экономисты не были бы экономистами, если бы не придумали модель акселератора. В упрощенном виде: (Изменение Инвестиций) = k*(Изменение Спроса на Товарном Рынке). Правда элегантно?)

Так вот, акселератор инвестиций часто комбинируют с мультипликатором расходов и используют в кейнсианских моделях равновесия. И ничего общего с финансовым акселератором.

Музыкальные стулья.

Обычно, разворот от избыточной уверенности в будущих прибылях к излишней осторожности происходит под влиянием ухудшения условий на финансовых рынках.

Итак, предположим, что у нас имеется классический бизнес цикл в стадии перегрева: фактический ВВП выше потенциального, уровень безработицы ниже природного, темп инфляции выше долгосрочных средних. Высокие темпы инфляции съедают рост прибылей, увеличивают сумму обслуживания долговых обязательств (которые ранее помогали ускорить рост прибылей компании), начинается экономический спад.

Фактически ухудшение параметров жизнедеятельности финансовых рынков передается в реальный сектор через банковскую систему. В ответ на спад деловой активности банковская система сокращает объемы кредитования с целью сохранить максимальные параметры ликвидности своих балансов , чтобы не допустить угрозы банковской паники, и пошло-поехало. В данном случае регуляторы стараются ослабить давление средствами монетарной политики.

Второй канал распространения финансовых трудностей на всю экономическую систему происходит путем ухудшения платежеспособности заемщиков. Снижение доходов заемщика – как следствие рост доли % расходов в общих затратах, либо же более дорогое рефинансирование долга. В любом случае, обе проблемы решаются через экспансионистскую монетарную политику.

Таков традиционный (в упрощенном виде) взгляд на перенос проблем из финансового  в реальный сектор экономики, из которого выводится модель Манделла-Флеминга, из которой следует “невозможная троица”.

Как видим, динамика финансовых рынков (в вопросе стоимости активов) остается за скобками. Однако, как будет (надеюсь) показано дальше динамика стоимости активов оказывает существенный усиливающий эффект в процессе передачи негатива/позитива с финансовых рынков в “реальный сектор”.

____________________________

продолжение в следующем посте

 

5 Comments

  1. [...] на импорт капитала. (см. финансовый акселератор 1,2,3 и проблема капитальных [...]

  2. Денис says:

    Как говорил Ибервег, (если не знаете кто это – http://www.bonaen.ru/i/iberveg) “без экономики жизнь тупа!”

Leave a Reply