Skip to content
 

Немного мыслей о меморандуме Украина-МВФ

Ознакомиться с полным текстом меморандума можно здесь, меня же интересует раздел Policy Discussions, а конкретно – те его части, которые посвящены фискальной, монетарной и валютной политике. Итак, приступим.

Фискальная политика (стр. 14)

Здесь всё крутится вокруг сокращения дефицита бюджета:

Discussions focused on bringing public finances back to a sustainable path, without choking off the nascent economic recovery. The authorities agreed that fiscal adjustment is essential to avoid excessive debt buildup and crowding out of private investment and that structural reforms are needed to tackle long-standing problems and underpin medium-term fiscal sustainability and growth.

Предлагаемые меры разбиты на краткосрочные, призванные сократить дефицит бюджета в 2010 до 6.5%, и долгосрочные, с уменьшением до 2.5% к 2012-му и выходом на сокращение госдолга в 2015. Пройдёмся по списку краткосрочных мер:

1. Повышение пенсионных отчислений в рамках упрощённой системы налогообложения и повышение ряда акцизов (сократит дефицит на 0.5% по прогнозам Фонда). Ничего миропотрясающего с макроэкономической точки зрения тут нет – наиболее неприятной мерой является повышение отчислений в упрощёнке, т.к. это может снизить спрос на рабочую силу со стороны малого бизнеса, но сумма повышения не настолько велика, чтобы привести к значительным отклонениям от уже существующих тенденций.

2. Сокращение госрасходов на 1.5% ВВП, включая сокращение текущих расходов, субсидий и административных расходов для ряда правительственных учреждений. Увы, всё это однозначно транслируются в соответствующее сокращение роста ВВП плюс эффект мультипликатора (к слову, для админрасходов мультипликатор, весьма вероятно, меньше единицы)  – правда, это при условии, что средства не привлекались бы на внутреннем рынке, т.к. в этом случае был бы возможен эффект выдавливания частного сектора государством, угнетающий экономический рост. Естесственно, следует учитывать, что несокращение этих 1.5% дефицита в будущем всё равно вылились бы в замедление роста, из-за необходимости сокращать госдолг.

3.  Увеличить доходы и усилить контроль за расходами Нефтегаза Украины (сокращение в 0.5% ВВП). В 1.5 раза увеличивается цена газа для домохозяйств и коммунальных предприятий, принимаются меры по снижению задолженностей перед НАК и снижению издержек в самой компании (я бы начал с её упразднения:) ). С двумя последними мерами всё понятно и единственным вопросом может быть – почему этого не было сделано раньше? Повышение тарифов, как известно – горячая тема в обществе и вокруг неё много всего накручено. Между тем, при непредвзятом рассмотрении очевидно, что домохозяйства эти тарифы итак платят в полном объёме (плюс, оплачивают более высокие, по сравнению с прямой оплатой, издержки финансирования) – в виде больших налогов (текущих или будущих, при дефицитном финансировании) и/или недоинвестирования в газовую отрасль. Мало того, заниженные тарифы искажают поведение потребителей, не создавая стимулов для экономии, соответствующих реальному состоянию предложения на рынке газа, что приводит к большему расходованию газа и более высокой энергозатратности домохозяйств. Последний фактор (расширенный на всю экономику в целом, не только сферу энергоснабжения) был бичём всех стран соцлагеря, с их масштабно заниженными ценами, и одним из основных источников их структурной неэффективности – увы, Украина и остальные постсоветские страны частично унаследовали эту неэффективность (хотя, конечно, ситуация уже и близко не та, что была в советские времена). Поэтому, несмотря на недовольство повышением тарифов со стороны украинской общественности (впрочем, глупо было бы ждать другой реакции), я склонен его оценивать позитивно.

4. Смягчить удар, вызванный повышением тарифов, по малообеспеченным домохозяйствам – тут всё понятно, обычная мера.

5. Улучшить администрирование налогообложения и контроль за расходами. Похоже, имелась ввиду очередная “азаровщина”, с перевыполнением планов по сборам, беспорядком на таможне и прочими прелестями (не МВФ имелось ввиду, конечно, там следующая формулировка: the authorities believe that
their efforts to raise tax collections will yield significant results, starting in 2010
).

И более долгосрочные меры:

1. Пенсионная реформа начиная с 2011. Уже писал об этом здесь и здесь. Очень нужная вещь, хоть в каком-то виде.

2. Фискальная реформа и реформа госсектора. Вещи необходимые, т.к. направлены на решение главнейшей, на сегодняшний день, украинской проблемы – структурной, т.е. невозможности произвести конкурентоспособный по соотношению цена/качество товар (или услугу) из-за высоких издержек, которые в украинском случае создаёт, в первую очередь, госаппарат. Посмотрим, как пойдёт дело на практике.

3. Реформа газового сектора – своё видение я уже описал выше, в долгосрочной перспективе цены просто постепенно повышаются до импортных (ближайшее, что можно считать рыночными ценами – увы, пока существуют Нефтегаз и Газпром, полноценного газового рынка в Украине не будет).

В целом, требования МВФ к фискальной политике я бы оценил положительно. Современная Украина – не та страна, которая может позволить себе структурный дефицит бюджета, это просто закончится дефолтом. Кроме того, ряд предложенных мер направлен, непосредственно, на разрешение структурных проблем украинской экономики, а именно они на сегодняшний день являются “узким местом” для роста.

Монетарная и валютная политика (стр. 19)

К сожалению, здесь не всё так радужно, как в фискальной политике, но обо всём по порядку. Пройдёмся по списку предлагаемых мер, как в предыдущем разделе:

1. Снижение в ближайшем периоде базовой инфляции ниже уровня 10% с последующим снижением в среднесрочной перспективе общего уровня инфляции ниже 5%. Таргетирование предполагается осуществлять через монетарные агрегаты.

2. Отказ от фиксации курса валюты. Интервенции предполагается осуществлять исключительно в рамках сглаживания флуктуаций, либо наращивания резервов до определённого уровня. Собственно, первое из предложений МВФ по монетарной политике было бы без данной меры неосуществимо (см. пост про трилемму).

3. Снятие капитальных ограничений – в первую очередь, ограничений на приток капитала (на отток постоянные ограничения надо было снять ещё в начале 2000-х, но эти ограничения Фонд, похоже, интересуют меньше, что довольно печально). На мой взгляд, самое вредное (и неумное) из предложений МВФ. Я достаточно детально расписывал вопрос здесь, поэтому повторяться не буду.

4. Увеличение независимости НБУ и постепенный переход к инфляционному таргетированию. Логичная идея, в свете вышенаписанного – для Украины, на мой взгляд, весьма полезная и являющаяся, во многом, вехой в развитии страны.

Я приветствую планы по переходу к проведению нормальной монетарной политике и отказу от фиксированного курса, но предложения по капитальным ограничениям откровенно вредны (пусть вред и смягчается отказом от фиксированного курса) и очень хотелось бы, чтобы эта сторона договорённостей была впоследствии пересмотрена.

В целом, идеи в меморандуме весьма неплохие и, если имплементация не подкачает, всё это хорошо скажется на украинской экономике и её перспективах. Но вопрос с капограничениями надо пересматривать, в нём заложен потенциальный источник серьёзных проблем.

 

21 Comments

  1. Oleg says:

    Здравствуйте! Сразу скажу, что глубоко макроэкономикой я занимаюсь всего неделю :) (профессионально я управляющий прямыми инвестициями), поэтому не претендую на особую глубину мыслей, однако кое-что в Вашем анализе соглашения Украина-МВФ меня смущает.

    Как Украина будет возвращать долги? Я понимаю, что с нашим текущим балансом не брать кредит нельзя, но вопрос другой – куда пойдут деньги. Если бы деньги пошли в реальный бизнес, реальным людям на строительство «заводов-пароходов», то мне понятно, что вернуть их более чем реально. Но если они пойдут на покупку Лексусов и отдых депутатов за границей, то кто и как потом вернет эти деньги? Тем более, что это «потом» будет очень скоро. Что такое «реформа газового сектора»? Они собираются повысить эффективность тепловой энергетики и наконец-то поставить новые котлы, снизить потребление газа до 30 млрд. м3 в год? Нет, они собираются повысить цены для «народа». А где народ возьмет деньги, чтобы платить? Никто же не говорит о создании рабочих мест и развитии малого и среднего бизнеса, что и обеспечивает «доход народа». Что такое «реформа госсектора»? Они собираются уменьшить уровень регулирования экономики, количество разрешений и налоговую нагрузку? Нет, тогда как они теоретически могут уменьшить госрасходы? Тем более, это же Украина – тут даже когда, что-то пытаются делать, то половину воруют.

    В общем, смотря на все это мне кажется, что в 2012-2014 (в зависимости от того, когда МВФ поймет, что плакали их денежки) нам будет каюк и ничего «позитивного» в соглашении Украина-МВФ в стратегическом плане нет. Мне кажется, МВФ должен был выдвинуть одно требование – улучшения качества ведения бизнеса в Украине, что по этому показателю Украина не находилась где-то там после Гондураса на 140 месте, а попала хотя бы в топ 50. Экономике нужен движок, а у нас этот движок – металлургия ХІХ века, которая рухнет при любом движении конкурентов и все, больше ничего не работает (сельское хозяйство, правда, радует последние годы, но качество и там хромает).

    Что скажите?

    ПС. Есть правда вариант, что “народ” выйдет на улицы, отбирет Лексусы и ими отдаст МВФ их кредит. Но как-то пока не верится в такой оптимистический вариант.

    • Sid says:

      Здравствуйте. Давайте посмотрим по пунктам.

      “Если бы деньги пошли в реальный бизнес, реальным людям на строительство «заводов-пароходов», то мне понятно, что вернуть их более чем реально. Но если они пойдут на покупку Лексусов и отдых депутатов за границей, то кто и как потом вернет эти деньги?”
      Дефицит бюджета повышает совокупный спрос в экономике. Безусловно, часть этого спроса будет покрыта импортом – но вряд ли всё, да и импорт не будет весь потребительским. Насколько реально избавиться от дефицита сейчас – практически нереально, по причинам как вышеописанным макроэкономическим, так и социальным. Что могли, уже итак порезали.

      “Что такое «реформа газового сектора»? Они собираются повысить эффективность тепловой энергетики и наконец-то поставить новые котлы, снизить потребление газа до 30 млрд. м3 в год? Нет, они собираются повысить цены для «народа». А где народ возьмет деньги, чтобы платить?”
      В посте об этом написано:
      Повышение тарифов, как известно – горячая тема в обществе и вокруг неё много всего накручено. Между тем, при непредвзятом рассмотрении очевидно, что домохозяйства эти тарифы итак платят в полном объёме (плюс, оплачивают более высокие, по сравнению с прямой оплатой, издержки финансирования) – в виде больших налогов (текущих или будущих, при дефицитном финансировании) и/или недоинвестирования в газовую отрасль. Мало того, заниженные тарифы искажают поведение потребителей, не создавая стимулов для экономии, соответствующих реальному состоянию предложения на рынке газа, что приводит к большему расходованию газа и более высокой энергозатратности домохозяйств. Последний фактор (расширенный на всю экономику в целом, не только сферу энергоснабжения) был бичём всех стран соцлагеря, с их масштабно заниженными ценами, и одним из основных источников их структурной неэффективности – увы, Украина и остальные постсоветские страны частично унаследовали эту неэффективность (хотя, конечно, ситуация уже и близко не та, что была в советские времена). Поэтому, несмотря на недовольство повышением тарифов со стороны украинской общественности (впрочем, глупо было бы ждать другой реакции), я склонен его оценивать позитивно.

      “В общем, смотря на все это мне кажется, что в 2012-2014 (в зависимости от того, когда МВФ поймет, что плакали их денежки)”
      Сомневаюсь, что Украина не вернёт долг.

      “ничего «позитивного» в соглашении Украина-МВФ в стратегическом плане нет”
      В любом обращении к МВФ мало позитива – это само по себе крайняя мера. Свою оценку выдвинутым Фондом условиям я дал, я оцениваю их положительно.

      “Мне кажется, МВФ должен был выдвинуть одно требование – улучшения качества ведения бизнеса в Украине, что по этому показателю Украина не находилась где-то там после Гондураса на 140 месте, а попала хотя бы в топ 50.”
      Боюсь, Гондурас значительно опережает Украину в плане лёгкости ведения бизнеса (вы же это имели ввиду? качество – немного из другой оперы). Да, на сегодняшний день, то, что вы описали – пожалуй, главная проблема в стране. Собственно, я бы разбил её на две – высокие издержки структурного характера и низкая эффективность рынков. Как-нибудь, как дойдут руки, постараюсь расписать вопрос подробнее.

      “Экономике нужен движок”
      Это большая иллюзия. Нужен не движок, а лабильность и отсутствие помех к развитию. “Движок” тогда найдётся сам и будет меняться по мере необходимости.

      “Есть правда вариант, что “народ” выйдет на улицы, отбирет Лексусы и ими отдаст МВФ их кредит. Но как-то пока не верится в такой оптимистический вариант.”
      Боюсь, гипотетический “народ” пытался бы Лексусы отнимать и делить, а не кредиты возвращать. Закончилось бы, традиционно, очень плохо. К счастью, да, не просматривается такой вариант, да и он откровенно наивен.

  2. Oleg says:

    Здравствуйте! Спасибо за комментарии. Пару слов от меня, также по пунктам.

    1. Гос. Бюджет, совокупный спрос и реальная экономика. Я против «кейнсианства» (насколько помню со студенческих времен это так называется) в нашей стране, когда «не имеет значение, куда вливать деньги – все равно экономика «закрутиться», поэтому лучше их вливать через государство. Во-первых, метод сам по себе в нынешних условиях вызывает сомнения, но самое главное, что правительство США думает об экономике США и, вливая деньги в экономику даже путем увеличения затрат, все равно позаботится, чтобы не меньше 90% денег дошло до американских производителей, а не уехало за рубеж. Правительство Украины не думает… (порой мне кажется, что вообще не думает :) )… об экономике Украины не думает. Поэтому, я за прямое развитие реального сектора, непосредственно, а не через гос. затраты. Вот, сегодня новость попала, не новая, но все же – во втором квартале рекордный рост (40%) показал сегмент бытовой техники и фотоаппаратуры. Очень характерно – как только выросли з/п. тут же народ побежал покупать импортные бесполезные игрушки. Еще и в кредит (у нас же сейчас кредит дают только под покупку техники, а под бизнес – никто и некогда.) Людям нельзя повышать з/п., если это не фундаментально, а на кредитные деньги. Я думаю, моя точка зрения будет понятней, когда я расскажу не то, что не надо делать, а то, что надо, на мой взгляд.

    Мой рецепт предельно прост – либерализация экономики, снижение налогов (вдвое!), снижения влияние государства во всех сферах в пользу рыночных отношений. Очевидно, что эффект снижения налоговых ставок приведет к росту активности, а с ним и налогов отчислений в течении 2-3 лет. И кредит МВФ использовать для покрытия недополученных гос. доходов в это время. Но в этой модели просматривается фундаментальные основы для возврата кредита, так как экономика при низких ставках и более либеральном государстве заработает намного эффективнее, и через 3 года вопросов не будет, как вернуть деньги.

    2. Газовый сектор. Этот рынок я знаю изнутри, так львиная доля прямых инвестиций, которыми я занимаюсь, связана с возобновляемой энергетикой и проектами энергоэффективности. Я обеими руками за повышение тарифов для населения, и вообще, за более рыночную экономику. Кстати, во всех развитых странах тарифы для населения больше тарифов для промышленности, что разумнее (с точки зрения «философии богатых»), так как население, таким образом, кредитует промышленность, обеспечивая ей большую конкурентоспособность. Суть в том, что в нашей стране проблема энергоэффективности лежит не в населении, а в промышленности. Между прочим, население Украины потребляет вдвое, а то и больше, раз меньше энергии, чем Европа. А промышленность в 5 раз больше. Кроме этого, нашего украинского газа всегда хватало для населения (пока его не начали тихо «тырить» и продавать за рубеж), что позволяло теоретически устанавливать любую цену для населения. Чтобы вывести баланс на рынке газа, необходимо жестко заняться промышленностью, заставив ее перевооружиться на энергоэффективные технологии. Металлурги и химики, которые больше всего жрут газ, на самом деле, самые богатые в Украине, так как получают чистую валюту. Но их никто не жмет, чтобы они перевооружались, наоборот – дотируют. И понятно почему – кто владеет металлургией и химпромом? Те же, кто получают кредит МВФ. (Знаю лично пару людей из этой сферы – им абсолютно все равно то, о чем мы тут говорим. У них проблем нет ни с газом, ни с деньгами.) И пока так будет, ничего не изменится, пусть даже население будет платить вдвое больше, чем промышленность.

    3. Да, я имел ввиду легкость ведения бизнеса. Интересно Ваше мнение, «когда на Руси жить станет легче» :).

    • Sid says:

      1. Концептуально я с вами согласен – действительно, затык в современной украинской экономике состоит, в первую очередь, в её слишком высокой огосударствленности (во всех смыслах этого слова). Насчёт конкретики – здесь нужно долго говорить, вы во многом неправы, или не совсем правы, там сложнее всё. Но концептуально ваш рецепт правилен, во всяком случае, я с ним согласен и солидарен.

      2. “Кстати, во всех развитых странах тарифы для населения больше тарифов для промышленности, что разумнее (с точки зрения «философии богатых»), так как население, таким образом, кредитует промышленность, обеспечивая ей большую конкурентоспособность.”
      За счёт чего? Кто оплачивает разницу поставщикам – правительство?

      “Чтобы вывести баланс на рынке газа, необходимо жестко заняться промышленностью, заставив ее перевооружиться на энергоэффективные технологии.”
      Для начала, надо разобраться, почему этого перевооружения не происходит само собой. Мы же не в соцстране живём, у компаний есть прямой стимул сокращать энергозатраты – почему он не работает? Выяснив ответ на этот вопрос, уже можно смотреть, как решить проблему.

      “Те же, кто получают кредит МВФ”
      Первый/е транш/ши получал НБУ и рекапитализируемые банки. Сейчас получит, в основном, НБУ и часть пойдёт на покрытие дефицита бюджета. Металлурги с химиками реципиентами не являются – как минимум, напрямую не являются.

      3. Ну, электоральный запрос на реформы есть, понимание его наличия в политических кругах тоже есть. Пока получается коряво, но сам факт, всё-таки, вселяет хоть какую-то надежду.

  3. Oleg says:

    Спасибо, за комментарий. Мне было бы очень интересно поговорить о методах либерализации экономики и том, где я не прав, так как это представляет для меня стратегический интерес.(я же говорил, что я больше “микроэкономист” и не претендую на особую глубину, но стараюсь ее постичь, особенно, что касается “модели либеральной экономики Украины”)

    Небольшой комментарий по пункту 2:

    “Почему перевооружение не происходит само собой?”

    1. Потому что собственниками являются люди, которые контролирую украинскую добычу газа, которая традиционно шла на коммун. потребление. Они получают газ по 400 грн. и в обход всех законов поставляют их на свои предприятия. При этом имею огромную рентабельность и при старых технологиях.

    2. А с другой стороны, нарушая так грубо закон, эти “собственники” понимают, что в любой день их оттуда могут турнуть, так как есть за что и есть как (ведь де-юре на отечественную добычу нужна гос. лицензия – достаточно власти отозвать лицензию и цепочка рушится). Это не говоря о способах получения этих активов (99% путем незаконной скупки и допэмиссий – все это элементарно отыгрывается назад). Поэтому, эти “собственники” не чувствуют себя настоящими собственниками, а больше управляющими на определенный срок, а соответственно, какой им смысл отказываться от текущих доходов в пользу будущих, если эта компания в будущем не будет их.

    Ну и как тут решать проблему? У меня все варианты только “не экономического характера”. :)

    • Sid says:

      Я собираюсь написать по этому вопросу относительно большой материал – именно касательно структурных издержек, устранение которых “бесплатно” (что редкость для экономической политики на макроуровне – в данном случае, плата ложится на плечи номенклатуры, но это та часть общества, от которой надо избавляться) для социума.

      1-2. Вы не могли бы немного детальней рассказать? Как конкретно это выглядит (у нас же Нефтегаз вроде почти всё добывает) и, главное, на какие предприятия поставляется такой газ? И почему не модернизируют именно их – газовые расклады можно откатить, но металлургию и/ или химпром вряд ли.

      “Ну и как тут решать проблему?”
      Объявить амнистию по незаконным скупкам и допэмиссиям, упростить и сделать алгоритмической процедуру получения лицензии на добычу, например.

  4. Oleg says:

    Про газ. Не знаю, как на счет официальных данных о том, кто и сколько газа потребляет, но рынок изнутри выглядит так:

    1. Добывать газ – дело не простое, и также требующее значительных инвестиций (необходимо сверлить скважины (а одна скважина – 5 млн. долларов), проводить изыскания, постоянно контролировать процесс, и т.д. Поэтому Государство (через Нефтегаз, а точнее его ДП ГазУкраины и еще некоторых других) предлагает частным компаниям заниматься добычей самим, предлагая лицензию в обмен на 50% (как правило) добытого газа. Так получается, что Нефтегаз добывает больше всех газа в Украине, хотя де-факто он ничего (возможно, какие-то гос. скважины и есть, но они «погоды» не делают) не добывает, а просто забирает. Далее, оставшиеся 50% газа частные компании также не могут продать на рынке по рыночной цене, так как есть ограничения на максимальную цену.
    2. Вообще-то, если соблюдать все эти правила, то добыча газа не такой уж хороший бизнес. Но весь корень проблем, что правила не соблюдаются. При этом каждый не соблюдает правила в меру своего политического влияния. Я лично знаю двух небольших добытчиков газа (годовая выручка у них порядка 10 млн. долл. у каждого), они честно отдают 50% газа, но умудряются «свой» газ продавать по рыночной цене. Надо также отметить, что они умудряются при этом не нарушать закон – такие хитрые у нас законы. :) Далее, чем выше по иерархии стоит “собственник”, тем больше беспредел.

    3. Игроки рынка говорят, что на самом верху находятся собственники наших «Азотов», которые и начали вводить «рыночные отношения» с целью использования «своего» газа для «своих» предприятий.

    4. Основная причина, почему не модернизируют предприятия, как я уже сказал – потому что собственники бизнеса при власти, и они себя защитят, даже если мы все тут загнемся. Я имел удовольствие вести беседу с одним таким человеком. Это особые люди. Во-первых, слово «капитализация» они даже не выговорят, тогда как слово «кэш» они употребляют чуть реже, чем слово «бл***», то есть в каждом предложении. Во-вторых, они счастливы и у них нет никаких проблем с газом (я им предлагал проект замещения природного газа альтернативной энергетикой. Ответ был потрясающим: «А зачем? Газа ведь дофи**»). А самое удивительное, что при всем при этом они считают себя «хорошими людьми», а всех остальных – ворами.

    Вопрос об амнистии всех допэмиссий. – Очень вряд ли. Во-первых, они сами друг у друга мечтают отобрать. А во-вторых, у нас же тут же (перед принятием закона) из госсобственности уйдут Турбоатом, Днепроэнерго, да и вообще, все что осталось. Причем уйдут так, что государство еще и должно останется.

    На счет алгоритма получения лицензий. Как я уже сказал, у нас все сделано хитро – хочешь получить, без проблем, но только, если работать по всем правилам, то ничего не заработаешь. Все так сделано, чтобы нарочно толкать в беззаконие, а там уже и коррупция. В принципе, этот «механизм» характерен не только для газа, но и для всей «микроэкономики» – правила созданы так, чтобы все нарушали правила, тогда на правилах можно заработать.

    • Sid says:

      1. Уверены ли вы, что у Нефтегаза нет своих скважин? Новых он, вполне возможно, не делает, но старые, советские ещё, разве приватизированы?

      2-3. Т.е., рынок зарегулирован до идиотизма – нужна дерегуляция. Думаю, вы понимаете, что она невозможна без рыночных цен для конечного потребителя, которые, кроме всего прочего, будут равновесны для импорта и местного газа, что устранит описанные вами игрища. Если кто-то купит скважины и будет пользоваться ими для обеспечения своих предприятий – это никому не навредит, будет только польза, если это хорошо для бизнеса.

      4. Ок, т.е., они не реинвестируют прибыль в свои предприятия. Тогда ключевым становится вопрос – куда они её инвестируют?

      Я в курсе о крайне невысоком уровне большинства украинских бизнесменов – это, кстати, тоже вызвано структурными проблемами: искривлённым механизмом конкуренции из-за зарегулированности рынков и высокой коррупции.

      “Вопрос об амнистии всех допэмиссий. – Очень вряд ли.[...]”
      Это уже вопрос баланса сил между политической и бизнесовой элитами. Главное, что постепенно идёт их выделение из номенклатуры – в этом преимущество Украины перед многими другими постсоветскими странами.

      “На счет алгоритма получения лицензий.[...]”
      Тут поможет только борьба с коррупцией и переписывание законов – собственно, процесс криво-косо, но пошёл уже. Посмотрим, что будет дальше.

  5. Oleg says:

    1. Нет не уверен, но их доля будет очень быстро уменьшаться.
    2. Как я уже говорил, то я всячески поддерживаю рыночные цены в принципе, и в данном моменте в частности. Но вред от такой модели есть – огромная зависимость от России. Возможно, это вред не экономический, а политический, но из-за такого политического вреда у нас очень огромная экономическая зависимость. А поскольку Россия определяет стоимость газа далеко не рыночными методами, то вполне реально, что в один зимный день газ станет стоить 700 баксов / 1000 м3, и нам скажут или так, или Крым отдавайте. Экономическая независимость это самое ценное, что может быть у государства, и ее нужно защищать. Украине нужно потреблять не больше 30 млрд. м3, из них 20 – своих, а 10 – за транзит. Иначе такой страны как Украина может просто не стать, по крайней мере, экономически. Поэтому газ нужно использовать только в самых нужных направлениях – тепло для населения и высокорентабельное производство.

    • Sid says:

      2. Да, тут есть внеэкономическая составляющая. Я не готов сейчас анализировать её детально – насколько я понимаю, вариантов решения вопроса много, было бы желание. Если не ошибаюсь, существуют альтернативные источники газа (Катарский сжиженный газ, в будущем – сланцевый газ), достаточно иметь возможность задействовать любой из них, чтобы отбить РФ охоту манипулировать ценами в политических целях. Если же ошибаюсь – рынок-таки потребует определённой зарегулированности, пока не произойдёт дерегуляция и деэтатизация газовой отрасли в России. Но это должна быть другая регуляторная система, на другое нацеленная (сохранение высокого уровня собственной добычи, а не удержание заниженными цен – это, во многом, противоречащие друг другу задачи) и по-другому построенная.

      • Oleg says:

        Абсолютно согласен.

        На счет “вариантов решения” – их очень много, было бы желание. Но Россия это тоже понимает и всячески перекрывает такие проекты. Их газовое лобби в Украине очень сильно, так что пока такого “желания” нет.

  6. Oleg says:

    О! и по пунту 4. “Куда они инвестируют прибыль?”
    - А разве Вы не видете на улице? :) В немецкий и японский автопром, покупая Мерсы и Крузеры. Я в Берлине за неделю видел всего 3 S550, а у нас в Киеве их больше, чем жигулей. Еще в швейцарские банки и т.д.

    • Sid says:

      Это всё не съест столько денег. Меня больше беспокоят анекдотальные свидетельства (проще говоря, что сам видел и друзья рассказывали:) ) большого количества плохих инвестиций – гольф-клубы, никем толком не используемые, проваливающиеся производства никому не нужных вещей, конюшни всякие и т.д. и т.п. (всё это, естесственно, ещё и управляется ужасно, а то и вообще делается “чтоб жене было чем заняться”). Плюс перегретые земля и недвижимость.

      • Nickolay_Myagky says:

        Не хотел бы вмешиваться в дискуссию, но с этим утверждением я на 100% согласен!
        То есть речь идет о mal-investments, которые возникли в результате кредитной экспансии и заниженной процентной ставки. Этот процесс и последствия хорошо описаны у Мизеса и Хаека.
        Это так, к слову.

        • Sid says:

          А вот тут не согласен. То есть, да, речь о malinvestments, но вызванных не макроэкономическими факторами, как те, что описаны у австрийцев, а институциональными – выражающимися в некачественном конкурентном отборе (плюсом в конкурентной борьбе в Украине являются и, в ещё большей степени, являлись черты, бесполезные либо вредные в условиях полноценного рынка). Отсюда некачественное распределение доходов и, соответственно, некачественное их использование.

          • Nickolay_Myagky says:

            Вы правы, институциональные факторы играли немалую роль, но именно кредитная экспансия ускорила процесс размножения malinvestments. Гольф-клубы, конюшни, всякие риал-истейт агентства, банки, страховые компании, модные клубы, салоны, магазины, инфраструктура обсуживающая импорт и пр. не появились бы, если бы у людей не выросли доходы вследствии притока капитала.
            Я в принципе не отношусь к malinvestments в догматично-австрийской манере и не вижу только лишь одну причину (кредитную экспансию) их побуждающую. Но институциональные факторы, о которых вы говорите, они были и до этого, только вот они приводили не к новым malinvestment (в какой то мере конечно приводили, но не в большом масштабе), а удерживали старые, то есть существовали паралельно с таким искаженным размещением капитала, который нам достался от СССР.

            • Sid says:

              Пожалуй, да – но были ли ставки (не будем сейчас уточнять, на внутреннем или внешних рынках денег) действительно заниженными для всей экономики? У нас же, вобщем-то, до самых тоскливых malinvestor’ов (а это, на глаз, бизнесмены с состоянием миллионы-десятки миллионов долларов, т.к., по-моему, именно эта публика плодила бестолковые проекты в наибольших масштабах) деньги доходили, всё больше, не в форме кредитов, т.е. они были косвенными реципиентами низких ставок.

              • Nickolay_Myagky says:

                Да, но именно за счет того, что кредитные деньги создавали привлекательную конъюнктуру в отдельных сегментах экономики, туда стекались и не-кредитные деньги. Тут получается действительно косвенный эффект, а ля мультипликатор. Там, где пахнет деньгами, всегда будет много паразитов, желающих откусить кусок на шару.
                Смотреть на malinvestments нужно шире, в контексте неэффективного размещения капитала в целом, сначала денежного, кредитного, а потом уже и продуктивного (ресурсы, мощности, рабочая сила).

                • Sid says:

                  Частично это, несомненно, так, но лишь частично, т.к., во-первых, значительная часть malinvestments делались за счёт средств, накопленных до полноценного становления кредитования в Украине, во-вторых, они, зачастую, делались в сегментах экономики, далёких от тех, куда шёл приток кредитов, из-за специфических механизмов перераспределения (в основном, через коррупцию и освоение бюджетов) из продуктивных секторов в непонятно куда.

  7. Oleg says:

    Небольшая ремарка к тому, о чем начался разговор: Украина-МВФ.

    Вчитывался в официальный документ МВФ по поводу этого кредита (IMF Country Report #10/262 от Август 2010) и оказывается МВФ планирует перекредитовать Украину новыми кредитами, таким образом, реальный возврат средств будет начиная с 2016-2017 годов. Так ли это?

    Если да, то мой оптимизм немного возрастает – будем жить за счет МВФ еще лет 5-6, а там, может, и изменится что-то. Дойдем до дна по характеристике “Условия ведения бизнеса”, того и гляди улучшения пойдут.

    • Sid says:

      Задача МВФ – стабилизировать ситуацию, а не заработать на кредитах. Т.е., в любом случае (даже безотносительно их планов), возврат в полной мере начнётся только после начала более-менее стабильного роста.

Leave a Reply