Skip to content
 

Трёхсекторная модель балансов постсоветских экономик

Немного о трёхсекторной модели балансов. Выглядит она следующим образом:

Чистые сбережения частного сектора + Чистые сбережения госсектора + Баланс финансового счёта = 0,

где Чистые сбережения частного сектора = Сбережения частного сектора – Инвестиции частного сектора, а Чистые сбережения госсектора = Доходы бюджета – Расходы бюджета.

Формула, в принципе, интуитивно очевидна, но, помимо этого, она выводится формальным путём из формулы ВВП. Чем полезна для нас данная модель?

Во-первых, в приложении к реальным данным она даёт массу полезной информации. Во-вторых, с её помощью можно посчитать чистые сбережения частного сектора, что, по очевидным причинам, весьма полезно.

Итак, приступим.

Как видим, до 2004-го в Украине всё более-менее однообразно, за исключением 97-98-го – большой дефицит бюджета, потом вброс резервов НБУ  после российского дефолта. В 2004-м у нас серьёзный отток капитала (что интересно, не пригашеный вбросом резервов) – на этот раз, вызванный Оранжевой революцией, а с 2005-го начинается тенденция, характерная не только для всех трёх постсоветских стран, которым посвящён этот пост, но и, в большей или меньшей степени, для всего развивающегося мира. Речь идёт о масштабном притоке капитала, в Украине имевшем, в первую очередь, характер внешнего долгового финансирования (помимо солидного куска прямых инвестиций).  Украинский частный сектор активно одалживался зарубежом – в этой связи интересен вопрос, куда шли эти долговые средства.

Как в период бума второй половины 2000-х, так и после его окончания, мне нередко приходилось сталкиваться с мнением о недостаточной бережливости украинцев и их склонности к потребительству. Факты, однако, этого не подтверждают – скорее, наоборот. Дело в том, что период масштабного привлечения внешнего долга по времени совпадает с периодом активного роста доли инвестиций в ВВП, причём, эта тенденция противоположна тенденции, которую испытывали в это время Беларусь и Россия, а также страны Восточной Европы, испытывавшие потребительский бум и масштабный приток капитала (детальней об этом я уже писал здесь).  Что позволяет охарактеризовать украинский бум как скорее инвестиционный, чем потребительский, т.е. “кредитные Ланосы/Лексусы” не являются виновниками всех бед, каковыми их иногда пытаются выставить.

Обратите, кстати, внимание на 2009-й год и кто создаёт в нём спрос. Вот вам и причина держать дефицит бюджета.

Перейдём теперь к рассмотрению беларусских финансовых балансов. Отличие от Украины, сразу бросающееся в глаза – стабильно положительный баланс финансового счёта (и стабильно отрицательный баланс счёта текущего). Начало крупного притока капитала также смещено – то ли на год позже, то ли на год раньше (в 2004-м подскочило внешнее кредитование – если это был какой-то крупный разовый кредит, то началом тенденции я бы его не считал). Довольно интересен 2005-й год – может, это период каких-то пертурбаций неэкономического характера (если не ошибаюсь, были какие-то беспорядки после Оранжевой революции в Украине)?

Тенденции во время бума схожи с украинскими – большую часть притока капитала даёт внешнее кредитование, но есть и солидный кусок прямых инвестиций. Обращает на себя внимание профицит бюджета в 2006-2008-м – в Украине во время бума сохранялся небольшой дефицит. Беларусы использовали время бума для сокращения госдолга (или активно кредитовали предприятия за счёт бюджета). Посткризисные тенденции, на первый взгляд, различаются кардинально: в Украине баланс финансового счёта ушёл в 2009-м в сильный минус и резко вырос дефицит бюджета, в Беларуси, наоборот – в ещё больший плюс (с ещё большей долей внешних кредитов), а бюджет перестал быть профицитным, но не более того. Без дополнительного анализа (который выходил бы за рамки этого поста) однозначно трактовать это явление сложно, я склонен предположить, что бюджетные дыры латались внешними кредитами также, как и в Украине, просто латание это происходило на уровне госпредприятий (доля которых в экономике Беларуси заметно выше, чем в украинской), соответственно, дефицит бюджета (который, фактически, имел место быть) не проявлялся в официальной статистике. Впрочем, это всего лишь предположение.

Наконец, рассмотрим модель балансов для экономики РФ – на первом графике, без учёта эмиссии в рамках фиксации курса (чтобы увидеть тенденцию привлечения внешнего долгового финансирования частным сектором – иначе она замаскирована деятельностью ЦБ РФ), на втором – с учётом эмиссии, чтобы увидеть полноценную картину. Разница с Украиной и Беларусью – являющимися, в отличие от РФ, нетто-импортёрами – бросается в глаза. Баланс финансового счёта, как и положено нетто-экспортёру, практически всё время отрицателен – будь курс рубля плавающим, был бы отрицательным всё время по определению, с фиксированным курсом он является таковым только если учесть изменение ЗВР и прочие статьи финансирования. Второе, что бросается в глаза – систематический профицит бюджета. Связан он, насколько я понимаю, с формированием резервных госфондов из налоговых поступлений от экспорта нефти – мерой, призванной бороться с “голландской болезнью” (ситуация, в которой масштабный приток денег от экспорта природных ресурсов угнетает перерабатывающие сектора экономики и провоцирует высокую инфляцию и рост импорта промышленной продукции – впрочем, РФ от “голландской болезни” всё равно частично страдает, но это отдельная тема, которую, возможно, я рассмотрю в одном из будущих постов). Интересно, что чистые сбережения частного сектора без учёта эмиссионного финансирования отрицательны и нетто-экспортёром капитала оказывается государство: в классическом случае страны нетто-экспортёра, голубая кривая должна была бы колебаться вокруг нуля (это для наглядности, на самом деле, конечно, государство проводило бы разную бюджетную политику и голубая кривая колебалась бы в соответствии с ней), красная – стабильно идти в плюсе, а зелёная – в минусе.

Структура притока капитала в годы бума (в первую очередь, в 2006-2007-м, когда баланс финансового счёта стал положительным), в принципе, похожа на украинскую и беларусскую – главным компонентом и тут является внешнее кредитование и значителен компонент прямых инвестиций. Впрочем, портфельные инвестиции в имеющих значение масштаба в российском случае есть, в отличие от Украины и Беларуси – вызвано это более развитой финансовой системой в РФ.

В заключение, мне бы хотелось привести следующий график:

Здесь изображена модель балансов для экономики США (кривая Public Deficit – обратная величина к голубой кривой на моих графиках). Чётко видно, что чистые сбережения частного сектора и дефицит бюджета тесно коррелированы и определяют друг друга, а баланс финансового счёта (для США он строго противоположен изображённому на графике балансу текущего счёта) просто отображает разницу между ними. Если же вы посмотрите на график для любой из постсоветских стран, то увидите, что баланс финансового счёта тесно коррелирован с чистыми сбережениями частного сектора и именно они определяют друг друга (я бы даже сказал, что финансовый счёт более значим), дефицит/профицит же бюджета просто немного искажает эту связь. Это очень хорошая иллюстрация того, как выглядит зависимость экономики от внешнего финансирования – и для успешного развития каждой из постсоветских стран придётся эту зависимость преодолеть.

UPD. Прошу прощения, по Украине была вставлена не та картинка – не учтена продажа резервов НБУ. Принципиально это картину не меняет, но всё же важно. В комментарий также внесены изменения.

UPD. 2. Во всех трёх картинках были ошибки с учётом ЗВР (см. комментарии к посту). Графики для Украины и Беларуси заменены, для РФ добавлен ещё один.

 

17 Comments

  1. Nickolay_Myagky says:

    Хорошая работа, я пытался то же самое построить где-то с месяц назад, результат вышел очень корявым и потом я бросил эту идею. И вот почему:
    1) Сбережения частного сектора нельзя посчитать эксплицитно. Нельзя разбить на сбережения домохозяйств и сбережения бизнеса, что важно для ответа на вопрос – какой у нас был бум: инвестиционный или потребительский. Я все же склонен ко второму варианту.

    2) Как быть с тенью? Я, например, ответа на этот вопрос не нашел. Но это важно, так как формальная неприбыльность наших компаний и “конвертные” зарплаты означают, что баланс частного сектора будет смещен к дефициту.

    3) Правильно ли считаются сбережения госсектора? Нужно ли учитывать дефицит Нефтегаза и ПФ?

    4) Почему вы берете баланс финансового счета, а не инверсный торговый баланс? Ведь модель балансов выводится с Y=C+I+G+Ex-Im, где присутствует именно торговый баланс.

    • Sid says:

      Тут действительно сложно качественно посчитать – из-за некачественных данных. Так что мой результат тоже корявоват, но какое-то представление даёт, потому я и решился его публиковать (сам долго раздумывал, честно говоря).

      1) Увы, действительно, нельзя. Я бы сказал так – бум в Украине, похоже, имел большую инвестиционную компоненту, чем в соседних странах. Во всяком случае, данные на это намекают.

      2) По факту, тень в частном секторе учтена настолько, насколько точны данные по госсектору и внешним потокам – баланс же должен сойтись.

      3) ПФ учтён в дефиците бюджета. Нефтегаз (а также все дефициты беларусских госпредприятий и российских госкорпораций) приходится отнести к частному сектору.

      4) Вы не поверите, сколько я намаялся с тем, что использовать:) Дело в том, что модель балансов можно записать как с текущим счётом, так и с финансовым – они равны по абсолютной величине и различны по знаку при плавающем курсе. А вот при фиксированном курсе они могут различаться, эмиссию же в модели учитывать нельзя (а вот продажу резервов нужно – см., кстати, апдейт). В результате, я решил исходить не столько из формальной модели, сколько из логики, которую она репрезентует – что баланс сбережений в экономике должен сходиться. Поскольку сбережения у нас уходят по финансовому счёту, используется финансовый счёт.

  2. Nickolay_Myagky says:

    3) Я так понимаю, что вы не включили дефициты местных бюджетов и других соцфондов. Если их включить, баланс госсбережений по крайней мере в 2009 году будет не -3.9%, а -6.2%. Соответственно, повысится профицит сбережений частного сектора. Наверное.
    Помимо Нефтегаза возникает еще и вопрос с рекапитализацией банков. То есть для чистоты модели его наверное правильно относить к госбалансу.

    4) Я так понимаю то что нужно включать в модель “Баланс финансового счета” должно быть равным либо “текущему счету”, либо “финансовому счету плюс деньги МВФ минус прирост ЗВР”. По идее текущий счет брать легче. И смотря на цифру на графике за 2007 год по ФинСчету в 11% от ВВП, мне кажется, что в расчеты закралась ошибка. В худшие времена, дефицит торгового баланса у нас был около 8% (в 2008 году)…

    • Sid says:

      3) Я брал консолидированный бюджет. Да, вполне возможно, что повысятся сбережения в частном секторе, если всё учесть (я так понимаю, вы дефициты местных бюджетов и соцфондов обсчитывали). Рекапитализация банков – хмм, а как она у нас оформлена? Может, она учтена в консолидированном бюджете.

      4) В том-то и дело, что прирост ЗВР учитывать нельзя, т.к. он осуществляется эмиссионным путём, мы себе картину баланса сбережений исказим эмиссией. А вот падение ЗВР учитывать нужно, т.к. это обычный приток капитала, со всеми вытекающими. Потому и нельзя текущий счёт брать – в нём и учитывается изменение в любую сторону, а нам это не годится. Во всяком случае, я это так вижу (реально, по большому счёту, можно по-разному раскладывать, в зависимости от того, что мы хотим увидеть – я хотел, в первую очередь, добиться хоть какой-то точности в расчётах сбережений частного сектора).

      • Nickolay_Myagky says:

        3) Баланс госсектора я смотрел МВФ’овские данные. Рекапитализация – интересный вопрос, так как долг она создает, а по бюджету не проходит. Дефицит бюджета с рекапитализацией в 2009 году был 8.8%.

        4) Прирост ЗВР – это ж по сути отток капитала (они же инвестируются в те же трежерис, к примеру) просто забранный у частного сектора и переданный центробанку путем фиксации курса. Так что его нужно учитывать.
        Я смотрю примерно. Если в 2007 дефицит бюджета у нас был 1%, в 2008 – 3.2%, в 2009 – 8.8%, а дефицит текущего счета соответственно 4.2%, 7.7% и 1.5%, то частные сбережения составляли -3.2%, -4.3% и +7.3% от ВВП. В 2010 полагаю, что может быть порядка -9% бюджет, 0% текущий счет и +9% частный сектор.

        • Sid says:

          3) Ок, тогда у частного сектора в 2009-м профицит в районе 6-7% ВВП.

          4) Не совсем. Да, ЗВР – отток капитала, но за счёт эмиссии, что не подразумевает оттока сбережений из частного сектора. Соответственно, если мы будем учитывать отток в резервы, то данные по частному сектору получатся искажёнными.
          Таким образом, если взять ваши уточнённые данные по дефициту, получатся примерно ваши цифры в 2008-м и 2009-м и ближе к моим в 2007-м, потому что скорректированный финсчёт без учёта оттока в ЗВР был больше абсолютной величины текущего счёта.

          • Sid says:

            Вобщем, по трезвому размышлению, я пришёл к выводу, что таки надо полностью изменение ЗВР учитывать. Мы учитываем (не можем не учитывать) монетарную политику, которая является такой же эмиссией, как и фиксация курса – и хоть она и искажает безэмиссионную картину, но на практике безэмиссионной картины просто нет и рассуждать о ней особого смысла тоже нет. Опять графики меняю, но, по крайней мере, более менее точно уже будет.

        • Sid says:

          “В 2010 полагаю, что может быть порядка -9% бюджет, 0% текущий счет и +9% частный сектор.”

          Это, кстати, симптом кредит кранча. Или правительство оттягивает ресурсы из частного сектора, тогда надо резать дефицит.

  3. svitlana says:

    Грандиозно. Очень интересно. Спасибо.
    Суперб, что финансы выбрали в качестве критерия. актуально

    Если это модель балансов, то визуализация данных, в принципе, должна производиться при помощи столбиковых диаграмм.
    а то как-то слегка вводит в заблуждение.

    было бы отлично увидеть созданную вами модель в контексте экономической динамики, т.е. движения финансовых потоков.
    она бы дополнила вашу модель по сбережениям и мы бы получили полную картину по финансам.

    • Sid says:

      “Если это модель балансов, то визуализация данных, в принципе, должна производиться при помощи столбиковых диаграмм.
      а то как-то слегка вводит в заблуждение.”
      В принципе, да, но на столбцах хуже видна тенденция, потому и график.

      “было бы отлично увидеть созданную вами модель в контексте экономической динамики, т.е. движения финансовых потоков.
      она бы дополнила вашу модель по сбережениям и мы бы получили полную картину по финансам.”
      Вы имеете ввиду распределение доходов?

  4. svitlana says:

    “В принципе, да, но на столбцах хуже видна тенденция, потому и график” – тренд можно добавить. другое дело, если пользоваться столбцами, что моск сразу ловит, что это статика и запас плюс соотношения между составляющими становятся более зримыми. Вам ведь важно показать что менялось соотношение.

    Вы имеете ввиду распределение доходов? да, если оно предствалено в ввиде потока за период

    • Sid says:

      Хмм, ну, может это особенности моего восприятия. Англоязычная публика, если хочет показать изменения балансов во времени, обычно, тоже графиком рисует, столбцы используются для сравнения разных стран – мне такая система показалась удобной.

      “Вы имеете ввиду распределение доходов? да, если оно предствалено в ввиде потока за период”
      Тут тень любые расчёты обессмысливает. Это же самая тенизированная часть статданных.

  5. svitlana says:

    “Англоязычная публика, если хочет показать изменения балансов во времени, обычно, тоже графиком рисует, столбцы используются для сравнения разных стран – мне такая система показалась удобной” – есть правила информационного дизайна, возможно не вся англоязычная публика читает Тафте. Хотя важным является именно то, ЧТО именно вы ходите показать.

    “Тут тень любые расчёты обессмысливает. Это же самая тенизированная часть статданных”
    а вы возьмите то, что есть и сравните с балансами, отталкиваясь от понимания запаса как моментального состояния потока. лакуны будут обозначать влияние тени. тогда можно будет установить ее финансовый эквивалент

    • Sid says:

      “понимания запаса как моментального состояния потока”
      Поток – первая производная от запаса (функция скорости его изменения), если вы о flow и stock говорите. Как может величина отображать моментальное состояние скорости собственного изменения? Только в том случае, если величина и скорость её изменения постоянны и равны нулю. К тому же, в модели балансов нет запасов, она отображает потоки сбережений за период.

      “лакуны будут обозначать влияние тени. тогда можно будет установить ее финансовый эквивалент”
      Нет, не выйдет – у нас же нет данных о потоках внутри частного сектора, только его баланс относительно гос- и внешнего секторов. Т.е., как реально меняется картина по сбережениям мы не знаем, только как меняются балансы между секторами.

  6. svitlana says:

    таки да. вы -правы. я оперирую типично бухгалтерскими представлениями :)

Leave a Reply