Skip to content
 

Наша статья для “ТОП-100″ о частном секторе в Украине

Недавно мы написали для журнала “ТОП-100″ довольно большую статью о частном секторе украинской экономики. С разрешения редакции, публикуем её у себя в блоге.

Частный сектор и его эффективность

Как известно, локомотивом роста в современных экономиках является частный сектор. Роль и место частного сектора в жизни страны может многое сказать об уровне её развития. В развитых странах он, как правило, доминирует и на него приходится основная часть выпуска и занятости. В странах отсталых, наоборот, нередко доминирует госсектор (что характерно, значительно менее эффективный, чем госсектор развитых стран). Каковы роль и место частного сектора в экономике Украины?

Попробуем разобраться.

В 2009-м году на долю частного сектора пришлось 60% украинского ВВП, меньше, чем в большинстве  стран Восточной Европы и европейской части постсоветского пространства. Ниже только Беларусь, где частный сектор производит всего 30% ВВП.

В отношении занятости, однако, украинский частный сектор весьма масштабен, в нём задействовано около 78%. Такое низкое соотношение выпуска к работникам говорит либо о неэффективности, либо о высоком уровне тенизации.

Попытаемся уточнить, какой из этих факторов играет большую роль.

Для этого хорошо подходит относительная производительность, показывающая, во сколько раз отдача от одного работника превышает его заработную плату. Этот показатель хорош тем, что отсекает значительную часть тени в данных, за счёт деления одного тенизированного показателя на другой.

К сожалению, относительная производительность труда однозначно говорит о  серьёзной неэффективности в украинском частном секторе – среди крупных экономик региона она является самой низкой. Каковы причины этой неэффективности? В первом приближении это, очевидно, низкий уровень выпуска либо слишком высокая заработная плата.

По данным Международной Организации Труда, среднегодовая заработная плата в Украине выросла за период 2003-2008 в 3.8 раза. Компенсации работников в Грузии, за тот же период, выросли в 6.15 раза, при этом они сопоставим по размеру с украинскими, то есть речь не идёт о росте с более низкой базы. Наклоны линейных аппроксимаций соотношения производительности к заработным платам весьма наглядно демонстрируют опережающий рост в Грузии по сравнению с Украиной. То есть, проблема с неэффективностью частного сектора в Украине лежит не в плоскости дороговизны рабочей силы, у неё другие причины.

Теперь взглянем на проблемы низкого выпуска с позиции размера теневой экономики. Согласно оценке Мирового Банка (июль2010), объём теневой экономики Украины находится на уровне Беларуси и России. Следовательно, она не является причиной более низкой производительности частного сектора.

Мы полагаем, что у сложившейся ситуации есть две причины. Во-первых, это хроническая проблема с развитием экономических институтов, которая напрямую снижает эффективность экономической деятельности. Во-вторых, проблема уязвимости частного сектора перед факторами циклического характера, проще говоря – перед экономической нестабильностью.

Проблемы экономических институтов

Благодаря работе Мирового Банка, мы можем узнать, что сам частный сектор относит к сдерживающим развитие проблемам. В рамках проекта Enterprisesurveys.org сотрудники МБ проводят ряд опросов среди представителей бизнеса в ряде стран, в том числе и в Украине, на предмет условий и проблем ведения бизнеса.

краинский бизнес беспокоят всем знакомые вещи: налоги, коррупция, регулирование и трудности с финансированием. Первые три проблемных пункта можно отнести к области государственного управления, последний – к проблеме развития уже самих рыночных институтов.

Оговоримся, что проблемы развития институтов не линейны. Это значит, что проблемы взаимосвязаны, а причинно-следственные связи рефлексивны. Например, высокие ставки налогов приводят к повышению тенизации экономики. Высокий уровень тенизации, по определению, означает узкую налогооблагаемую базу и высокие ставки налога соответственно.

Тем не менее, в вопросе влияния качества развития институтов на эффективность частного сектора можно выделить три проблемы: рост издержек, существование неэффективного бизнеса и экономическую нестабильность.

Как известно, подавляющее большинство проблем созданных государством для частного сектора имеет сравнительно простой способ решения. В совокупности с рядом действий этот способ образует всем знакомое понятие «коррупция», что на практике означает появление дополнительной статьи расходов, а значит и рост издержек на единицу продукции. Если компания работает в конкурентной среде, то рост издержек ведет к снижению маржи и более низким инвестициям в будущем. Инвестиции сегодня – это рост производительности завтра, поэтому механизм снижения эффективности бизнеса за счет сравнительно более высокой коррупции, в целом, очевиден.

Если предыдущий тезис касается лишь компаний, которые находятся в конкурентной среде, то проявление проблем развития институтов ведут также и к дефициту самой конкурентной среды. Одним из самых больших заслуг рыночной экономики является создание корректных стимулов: более эффективный зарабатывает больше, менее эффективный покидает бизнес. Для того, чтобы этот механизм работал необходимо выполнение простого условия – простоты и низкозатратности вхождение в отрасль. В свою очередь, старт или смена ориентации бизнеса в Украине сопряжены с проблемами в части разрешительной системы и характеризуются высоким порогом входа (наличием дополнительных институциональных расходов). Таким образом, стремление к повышению эффективности не всегда вознаграждается и выживаемость бизнеса становится функцией не от его эффективности, а от защиты его рыночной ниши административными методами.

Наконец, могут ли институциональные факторы привести к снижению эффективности бизнеса через финансовые рынки? У нас есть два ответа на этот вопрос. Во-первых, нестабильная институциональная среда усложняет прогнозирование отдачи от инвестиций. В данном случае, сама сложность процесса не является конечной проблемой, но создает стимул для краткосрочного проектирования в ущерб долгосрочному. Последнее же ведёт к замещению интенсивного роста экстенсивным. Во-вторых, низкий уровень развития государственных институтов снижает качество экономической политики. В результате, помимо факторов, сдерживающих повышение эффективности, украинский частный сектор подвергается еще и давлению со стороны экономической нестабильности, о чем речь пойдёт несколько ниже.

Посмотрев на проблемы эффективности частного бизнеса глазами самого бизнеса, попробуем альтернативный подход. Подойдем к проблеме со стороны международных организаций, анализирующих развитие украинского частного сектора. С этой целью обратимся к отчету о конкурентоспособности, так как низкая конкурентоспособность, по сути, означает более низкую эффективность бизнеса.

С точки зрения конкурентоспособности Украина существенно проигрывает в «базовом комплекте», что означает сравнительно более слабые институты, инфраструктуру и сравнительно худшую экономическую стабильность. Таким образом, с точки зрения международных экспертов, статические факторы низкой конкурентоспособности украинской экономики совпадают с проблемами, обозначенными украинским бизнесом. В динамике же, основные проблемы создаёт экономическая нестабильность и сопутствующие ей проблемы с развитием финансового рынка.

Экономическая нестабильность

Наглядным свидетельством уязвимости украинского частного сектора и финансовой системы к макроэкономической нестабильности является кризис 2008-2009, приведший к крупнейшему в мире обвалу ВВП, снижению доли частного сектора в экономике и остановке кредитования, которое толком не восстановилось до сих пор. В чём причина столь высокой уязвимости?

Она состоит в специфическом для Украины разрешении трилеммы экономической политики, называемой, также, «невозможной троицей». Согласно этой трилемме, страна не может одновременно проводить независимую монетарную политику, иметь фиксированный курс валюты и не иметь ограничений на движение капитала, чем-то одним приходится пожертвовать. В Украине выбор был сделан в пользу фиксации курса и свободного притока капитала, соответственно, независимой монетарной политикой пришлось пожертвовать. Такая структура экономической политики привела к двум проблемам: перманентно высокой инфляции и искажённым ожиданиям валютного риска.

Высокая инфляция в условиях фиксированного валютного курса является результатом положительного платёжного баланса, когда разницу между притоком иностранной валюты извне и её оттоком Центральный Банк (в украинском случае – НБУ) вынужден компенсировать за счёт эмиссии. Эмиссия, по определению, инфляционна, так как она увеличивает массу денег в обращении, что и происходило все 2000-е годы и приводило к высокой инфляции.

Инфляция, в свою очередь, приводила к высоким процентным ставкам – так, на конец 2008-го года украинские банки предоставляли нефинансовым корпорациям долларовые кредиты на срок от 1 до 5 лет, в среднем, по годовой ставке в 12.6%, в то время как в Польше аналогичные кредиты предоставлялись по ставке в 3.1%. Результат – низкий уровень инвестиций и, как следствие, низкая производительность. Однако, это не единственный фактор воздействия высокой инфляции на положение украинского частного сектора. Высокие процентные ставки внутри страны делали выгодным привлечение средств из-за рубежа, что было тесно связано с представлениями об отсутствии валютного риска.

Длительный период стабильности курса гривны к доллару пагубно сказался на ожиданиях экономических агентов. Как бизнес, так и домохозяйства не учитывали валютного риска и смело брали на себя обязательства в иностранной валюте. Банки масштабно кредитовались за рубежом, выдавая полученные средства внутри страны в виде кредитов со значительно более высокой процентной ставкой, что поставило балансы банковской системы в зависимость от колебаний валютного курса – либо напрямую, либо через его влияние на платежеспособность заёмщика.

В кризис 2008-2009 гривна обвалилась, в результате чего балансы резко ухудшились. Банки, будучи вынужденными в экстренном порядке их латать, практически перестали кредитовать реальный сектор. Полноценного восстановления кредитования не произошло до сих пор и это крайне отрицательно сказывается на украинском частном секторе, снижая и без того невысокий уровень инвестиций.

Говоря о макроэкономической нестабильности, нельзя не упомянуть и крайне низкого качества прогнозирования и формирования ожиданий в украинском частном секторе. Прогнозы украинских предприятий (публикуемые НБУ) относительно инфляции на год вперёд просто отображают, в несколько сглаженном виде, текущее её значение. Один из важнейших макроэкономических показателей, с которым, в конечном счёте, должна соизмеряться доходность любого проекта, предприятиями не прогнозируется вообще. О прогнозировании макроэкономических процессов, в подобной ситуации, речи вообще не идёт, за что украинский частный сектор и поплатился в 2008-2009, оказавшись абсолютно не готовым к кризису, при том, что рецессия в США, длилась, на тот момент, уже год.

 

9 Comments

  1. dimitar says:

    кажется, с графиком соотношения “производительность/оплата труда” что-то совсем нехорошо – какова адекватность данных о з/п Грузии при почти 2/3 теневой экономики?

    • Чисто эмпирически, тенизированность выпуска и заработных плат в постсоветских государствах гуляют, скорее всего, в близких диапазонах. Т.е., можно выдвинуть с высокой вероятностью верную гипотезу о том, что соотношение теневой части ВВП к теневой части заработных плат отличается от соотношения официальных цифр меньше, чем отношение теневого ВВП и теневых заработных плат к, соответственно, официальному ВВП и официальным заработным платам.

      Да и при 1.5-2-кратном разрыве в показателе между Украиной и всеми соседями точность особо не нужна – суть явления и так понятна, больше разрыв, или меньше, не принципиально.

  2. pustota says:

    “Инвестиции сегодня – это рост производительности завтра, поэтому механизм снижения эффективности бизнеса за счет сравнительно более высокой коррупции, в целом, очевиден.”

    К сожалению, далеко не всем. Был тут (в жж) недавно один борец с борцами с коррупцией, который пытался доказать что коррупция не вредит, а вредят разговоры о ней.

    “Прогнозы украинских предприятий (публикуемые НБУ) относительно инфляции на год вперёд просто отображают, в несколько сглаженном виде, текущее её значение. ”

    А я как-то проанализировал аналогичные данные по США. Так ведь оказалось, что у них абсолютно тоже самое. Они просто прогнозируют текущую оценку. Правда у них оценка не на год вперед, а только на 6 мес.

    • “К сожалению, далеко не всем. Был тут (в жж) недавно один борец с борцами с коррупцией, который пытался доказать что коррупция не вредит, а вредят разговоры о ней.”
      А ссылкой не поделитесь? Вообще, конечно, можно вывести и положительный эффект от коррупции, но это требует предположений о статичности и низком качестве институций – мол, ни законов, ни административных практик мы изменить не можем и реалиям они не соответствуют. Тогда, с очень высокой вероятностью, коррупция, понимаемая узко как обход законодательных и административных ограничений, будет снижать издержки. Но даже в такой ситуации, если взять более широкое понятие (неизбежно, впрочем, связанное с институциями), включающее в себя склонность к монополизму, низкое качество конкурентного отбора, искривлённый механизм конкуренции и т.д., думаю, вопрос о полезности коррупции не стоит.

      “А я как-то проанализировал аналогичные данные по США. Так ведь оказалось, что у них абсолютно тоже самое. Они просто прогнозируют текущую оценку. Правда у них оценка не на год вперед, а только на 6 мес.”
      Надо смотреть конкретную оценку. Финдепартаменты крупных корпораций, обычно, макропоказатели закладывают более серьёзно (о финансистах не говорю – это часть их хлеба) чем простой экстраполяцией. Да и 6 месяцев и 1 год – сильно разные, всё-таки, периоды.

      • pustota says:

        Борец с борцами с коррупцией – О. Матвейчев http://www.livejournal.ru/themes/id/22882

        Искать его опусы про коррупцию не советую, все равно билиберда. Резонанс вызвало его желание подавить народ танками.

        Насчет прогнозов по инфляции, вот прогнозы крутых спецов-финансистов на год вперед (данные собирает ФРС) и инфляция на прогнозируемый период:

        http://pics.livejournal.com/pustota_2009/pic/000b4q90

        Не скажу, что поражен точностью предсказаний :)

        • А, помню этот скандал.

          Из графика неясно, на какой период осуществлялось прогнозирование, но, действительно, не особо впечатляет. Впрочем, надо отдать должное, это не просто инфляция с лагом, какие-то расчёты совершались:)

          • pustota says:

            “Из графика неясно, на какой период осуществлялось прогнозирование”

            Да, забыл указать, это на год вперед.

            “Впрочем, надо отдать должное, это не просто инфляция с лагом, какие-то расчёты совершались:)”

            Согласен :)

  3. pustota says:

    Борец с борцами с коррупцией – О. Матвейчев http://www.livejournal.ru/themes/id/22882

    Искать его опусы про коррупцию не советую, все равно билиберда. Резонанс вызвало его желание подавить народ танками.

    Насчет прогнозов по инфляции, вот прогнозы крутых спецов-финансистов на год вперед (данные собирает ФРС) и инфляция на прогнозируемый период:

    Не скажу, что поражен точностью предсказаний :)

  4. [...] фирм в странах с переходной экономикой (собственно, в своей статье об украинском частном секторе мы пользовались этими данными). Второй же опрос, [...]

Leave a Reply