Skip to content
 

Пост-индустриальный переход

Данный пост продолжает и развивает тему, поднятую в предыдущем – http://econoblog.com.ua/2011/01/ekonomika-tretichnogo-sektora. Там мы говорили исключительно об экономике третичного сектора, здесь же расширим тему и посмотрим на переход к пост-индустриальной экономике и обществу (частью которого и является рост значимости третичного сектора) в других его проявлениях. Методологически всё как в предыдущем посте – картинки и небольшие комментарии к ним. Список рассматриваемых стран я не менял.

Начнём с экономики, а именно с занятости по секторам.

Я вижу здесь три интересных момента. Во-первых, нигде, даже в Китае, занятость в производстве не превышает занятости в сфере услуг. В современном индустриализованном обществе, как бы оно ни было перекошено в сторону производства (с оговоркой для малых экспортно-ориентированных экономик, там могут быть очень сильные перекосы, но это совсем особый случай), в третичном секторе всё равно должно быть задействовано больше людей (чего о ВВП так однозначно не скажешь, см. восточноазиатские страны на графике из предыдущего поста). Во-вторых, обратите внимание на масштабы в случае Украины – а ведь наши полисимейкеры (увы, применительно к ним это слово, чаще всего, звучит довольно смешно, но уж чем богаты) на полном серьёзе до сих пор пытаются бороться с безработицей, в первую очередь, через меры, направленные на промпредприятия и вторичный сектор, притом, что в третичном занято в 3 с лишним раза больше народу.

Третий момент я хотел бы выделить отдельно, т.к. полагаю его наиболее значимым. Обратите внимание на долю занятых в сельском хозяйстве ряда стран (три из четырёх восточноазиатских тут, кстати) и мира в целом. Вот из этих 37% общей занятости, где-то эдак 27-30% являются неиспользованным ещё источником экстенсивного (читай – индустриального) роста. Это те, кого ещё можно будет задействовать в производстве и чей дешёвый труд позволит какое-то время откладывать и растягивать процесс автоматизации промышленности и, соответственно, перехода к в полной мере пост-индустриальному обществу (во всяком случае, как я его себе вижу). Т.е., пост-индустриальное общество в общепланетарном масштабе наступит примерно тогда, когда исчерпается этот ресурс. Хочу отметить, что это не игра в футурологию, я действительно вижу предпосылки для того, чтобы процесс пошёл вышеописанным путём. Тему, по мере сил, буду развивать в дальнейших постах.

Но продолжим наше рассмотрение экономических особенностей пост-индустриального перехода. Теперь посмотрим на производительность труда по секторам относительно производительности труда в экономике в целом.

Смотря на этот график, следует не забывать о снижении маржинальной производительности труда по мере роста занятости – чем больше людей занято в каком-то из секторов тем, как правило, ниже будет производительность в нём. Но кое-что из него можно извлечь – в частности, сравните производительности труда в аграрном и производственном секторах Вьетнама и Тайланда, а потом посмотрите на долю занятых в тамошнем сельском хозяйстве – вот вам и количественная характеристика неисчерпанного потенциала экстенсивного роста.

В принципе, относительная производительность по секторам должна, в более-менее стабильном состоянии, отображать структурные особенности конкретной экономики (иначе нарушается паритет и капитал начинает перетекать в сектор с более высокой отдачей), т.е. тенденции будут в сторону схождения к чему-то похожему на Канаду.

Теперь перейдём к не менее (а может и более) важному для темы пост-индустриального перехода вопросу – демографическим изменениям.

Демография является ключевым фактором, одновременно и причиной, и следствием, и движущей силой процесса перехода сначала от аграрного к индустриальному, и потом от индустриального к пост-индустриальному обществу. Собственно, с демографической точки зрения, индустриальный этап несамостоятелен и является просто промежуточным этапом между стабильным аграрно-традиционным и гипотетичеки стабильным пост-индустриальным состояниями, т.к. сам он нестабилен и носит характер переходного. Возрастная структура населения, из-за особенностей соотношения демографической пирамиды и общественного уклада, является, пожалуй, наиболее чистой из взятых по-отдельности количественных характеристик перехода между укладами.

Описывать сложный и крайне интересный процесс демографического перехода я не буду, проще почитать ту же Википедию, благо, там хорошая статья, поэтому перейдём сразу к рассмотрению графика.

Первое, что бросается в глаза – “юность” мира. Дети уже не составляют в нём большинство, как это было раньше, когда демографическая пирамида повсеместно напоминала нынешнюю Уганду, но их всё ещё значительно больше стариков, на демографию развитых стран это и близко не похоже, а похоже на демографию стран развивающихся (но именно развивающихся, но только приступающих к выходу из аграрного уклада, как всё та же Уганда). Второе – наше, постсоциалистическое. Картина по таким разным бывшим соцстранам как Украина, Богария и Грузия очень похожа и сходна с катриной по странам развитым. Учитывая тот факт, что по экономическим и технологическим (о чём ниже) параметрам бывшие соцстраны сильно отстают – получаем печальную картину провала в пост-индустриальном переходе, вызванного структурными ограничениями общественого устройства стран бывшего Восточного блока. Впрочем, это тоже отдельная тема, которую я как-нибудь постараюсь поднять.

Впрочем, не будем о грустном, а продолжим наши демографические экскурсы.

Как видите, мир у нас наполовину урбанизован, а его промышленная площадка – Восточная Азия, всё ещё обладает большим негородским населением, которое будет какое-то время поддерживать экстенсивный рост. Но интереснее всего темпы урбанизации – в развивающихся странах они весьма низки или близки к нулю, а в некоторых странах бывшего соцлагеря, что самое интересное, они отрицательны, там происходит де-урбанизация, ещё один тренд, появляющийся в процессе перехода. Если бы пригороды (suburbs) в развитых странах учитывались как сельская, а не городская местность, мы увидели бы там ту же картину. Причина, на мой взгляд, всё в том же сильном изменении в ценностях, которое так меняет демографию – меняется общепринятое отношение к себе, общепринятые цели в жизни и т.д. (тоже отдельная тема:) ).

Наконец, рассмотрим то, без чего никакой переход был бы невозможен – технологии. В данном случае, информационные.

Пост-индустриальное общество по определению требует развитой информационной инфраструктуры и технологий (иначе невозможна будет достаточная степень автоматизации и эффективности производства), т.е. показатель уровня информатизации, во многом, является чуть ли не прямой характеристикой процесса. Обратите внимание, как сильно он коррелирует с уровнем экономического развития (не только секторального или институцинального, но и простого выпуска на душу). Пост-индустриальный переход неразрывно связан с ростом благосостояния и от этого никуда не деться.

Применим ту же метрику к постсоциалистическим странам.

Кстати, интересное философское наблюдение: если в группе восточноевропейских (верхняя троица) и неславянских бывших советских (нижняя троица) стран успех (в данном случае – успешное наращивание уровня информатизации) определяет институциональная составляющая – низкие административные издержки, хорошие законы, соблюдение прав собственности, отсутствие зарегулированности и т.д. и т.п., то в славянских бывших советских странах (средняя троица) это банальные ресурсы и стабильность удержания власти в одних руках. Лишний повод задуматься о том, куда мы катимся.

В общем, у процесса пост-индустриального перехода много граней и, вместе с тем, он весьма целен. На мой взгляд, именно этот процесс следовало бы таргетировать и на него ориентироваться при проведении той или иной политики, направленной на развитие (ну, это так, как пожелание:) ). Впрочем, политика, похоже, сама является частью этого процесса – причём значимой и пока мне до конца не понятной.

 

3 Comments

  1. Светлана Благодетелева-Вовк says:

    Отличное компаративное исследование! Спасибо. Хорошо подмечено на счет политики и ее последствий.
    Удачного поиска ответов на вопросы будущего.
    Было бы неплохо также определиться с критериями по каждой группе и каждому фактору – существующими и желаемыми.
    Например, по производительности. Думаю, что критерием постриндустриализма является нацеленность на снижение транзакционных издержек, что в принципе и решается развитием сферы услуг и инфраструктуры. Чем выше производительность в этих сферах, тем ниже транзакционные издержки в обществе.
    По демографии, например, критерием может быть включенность женщин в жизнь общества через занятость, потребление, власть. Для традиционного и индустриального общества влияние женщин было минимальным, тогда как в постиндустриальном – ситуация должна измениться на основании укоренения гендерного равенства.

    • Я думаю, что, в данном случае, лучше сначала как-то систематизировать представления о процессе и увидеть его целиком – вполне возможно, что строить систему критериев и не придётся, она будет по факту наличия модели.

  2. Светлана Благодетелева-Вовк says:

    процесс формирования постиндустриального общества лучше видится, если сосредоточится на отличительных чертах, нехарактерных для предыдущих укладов. это должно помочь создать адекватную модель. а введение критериев для необычного – ухватить направление и динамику.
    напротив, если использовать обычные подходы нельзя уловить суть происходящего, потому что оно объясняется словами и с позиции того, что уже было.

Leave a Reply