Skip to content
 

Производительность и качество менеджмента

Недавно мне довелось ознакомиться с интересной серией работ Nicholas Bloom и John van Reenen по качеству управления в разного типа фирмах в разных странах. Авторы использовали студентов MBA-программ для проведения опросов в фирмах среднего размера:

We randomly sample medium-sized firms, employing between 100 to 5,000 workers. These firms are large enough that the type of systematic management practices chosen are likely to matter. However, these firms are generally small enough that they are not usually reported in the business press, so the interviewers generally have not heard of these firms before and so should have no preconceptions.

Обратите внимание, речь идёт о системном формальном менеджменте в компаниях с достаточно большим количеством работников, чтобы подобные управленческие практики перевешивали, в плане полезности, персонифицированный неформальный подход.

К сожалению, ни одна из постсоветских стран в исследовании задействована не была, но его результаты вполне можно, с известной точностью, экстраполировать на наши реалии, что мы и проделаем в этом посте. Более детально ознакомиться с методологией и почитать пару работ (не все, через гугл.сколар находятся другие материалы тех же авторов по той же тематике) можно по ссылкам ниже:

http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.169.1296&rep=rep1&type=pdf

http://www.mckinsey.it/storage/first/uploadfile/attach/140062/file/management_practice.pdf

Для начала, посмотрим, как соотносятся замеры авторов с измеримыми показателями работы фирм.

Связь очевидна. Наблюдается она, как показывает следующий график, и при рассмотрении данных по отдельным группам стран.

Видно, что исследование является неплохим замером и вполне можно принять его результаты как адекватную меру качества управления. Идём дальше и посмотрим на распределения последнего в разных странах.

Линия отображает сглаженное распределение для США, чтобы удобно было сравнивать. Я не буду слишком сосредотачиваться на этом графике, отмечу лишь, во-первых, схожесть ранжира по качеству менеджмента с ранжиром по продуктивности (о чём пишут и авторы исследования), во-вторых, занятную компрессию распределения по Китаю. Блум и ван Реенен предполагают, что она вызвана относительной юностью китайских фирм и, соответственно, меньшим разнообразием наработанных практик и меньшим количеством “поколений” управленческих практик. Оба эти факта имеют значение при экстраполяции исследования на постсоветские реалии – продуктивность в постсоветских странах относительно низка и логично ожидать также невысокого качества менеджмента, а местные компании ещё более юны, чем в Китае и, если предположение Блума и ван Реенена близко к реальности, у нас вероятна такая же компрессия распределения, как и в там. Ожидаемый мною разрыв в качестве управления между тремя славянскими постсоветскими странами, ниже, чем это предполагает разрыв в продуктивности, посчитанной как ВВП на работника, из-за меньшей чувствительности нефтегазовой отрасли РФ к качеству менеджмента и субсидируемого характера белорусской экономики.

Теперь перейдём к рассмотрению интересного факта, отмеченного авторами – положительной корреляцией между свободой рынка труда и качеством управления стимулами.

Значения индекса ригидности (нелабильности) занятости от Мирового Банка за 2009-й год для постсоветских стран: РФ – 38, Украина – 31, Беларусь – 11. Столь низкое значение индекса в Беларуси весьма забавно и небезинтересно, но, скорее всего, оно нивеллируется доминированием в занятости госсектора, в котором рабочие места определяются не только (и не столько) экономическими, но и политическими соображениями и предприятия которого, как мы увидим дальше, как правило, плохо управляются, т.е. управление стимулами там тоже, скорее всего, лежит существенно ниже линии регрессии. Касательно же Украины и России, думаю, не сильно ошибусь, если отнесу их примерно к уровню Китая и Индии.

Дальше самое интересное и позволяющее нам наилучшим образом провести экстраполяцию исследования на наши реалии – распределение качества управления в зависимости от формы собственности.

Линией обозначено распределение для фирм с более чем 5 акционерами – наиболее типичной формы собственности в США.

Для нас данный замер особо интересен тем, что позволяет прикинуть состояние вопроса в родных пенатах по доминирующим в них формам собственности. По данным ЕБРР, доля госсектора в ВВП Украины составляет около 40% (в реальности, скорее всего, менее 20%), России – около 35% и Беларуси – около 70%. Для Беларуси наиболее типичной формой собственности является, очевидно, государственная – я думаю, по графику понятно, как это сказывается на качестве управления. В Украине и России помимо государственных наиболее распространено управление со стороны основателя и обе семейные формы собственности (вероятней всего, с сильным уклоном в управление членом/другом семьи). Здесь я не могу привести количественных данных, но, думаю, спорить особо никто не будет – достаточно просто пройтись по списку, отбрасывая очевидно малопредставленные в наших пенатах виды компаний. Вывод получается довольно-таки малоприятный – в постсоветских странах доминируют наименее эффективные, с точки зрения качества управления, формы владения фирмами. Что неизбежно транслируется в низкий общий уровень менеджмента.

Теперь посмотрим, как смотрится, в плане качества управления, особая категория компаний – ТНК.

Как видим, качество управления в ТНК везде держится на достаточно высоком уровне – более того, нет однозначного разрыва между их подразделениями в развивающихся и развитых странах (Бразилия опережает большую часть представленных развитых стран, Индия держится на одном уровне с Францией и Великобританией и т.д.) и показатель практически не зависит от качества управления в местных фирмах. Довольно-таки впечатляюще, надо отдать должное.

Блум и ван Реенен предлагают в своих работах два направления экономической политики, которые способствовали бы росту общего качества менеджмента в стране. Первое состоит в улучшении институций, стимулирующих повышение качества управления, либо, наоборот, сдерживающих его, как приведенная здесь в качестве примера зарегулированность рынка труда. Применительно к постсоветским странам этот аргумент, несомненно, валиден, как и вообще любое утверждение о необходимости улучшения наших отвратительных институций. Второе направление, однако, ещё более интересно – оно состоит в создании условий для прихода, а то и в сознательном привлечении, в страну ТНК, с их высоким уровнем управленческих практик. Я бы, кстати, добавил сюда ещё и привлечение private equity фондов из развитых стран, как наиболее продуктивных владельцев компаний.

Наконец, хотелось бы отметить следующее: на сегодняшний день, в экономической политике государств качеству менеджмента в экономике особого внимания не уделяется (за возможным исключением совсем некрупных, типа Сингапура). Более того, в самой экономической науке этот вопрос, до недавнего времени, обходился стороной, ввиду сложности работы с ним. Вместе с тем, если он действительно так значим для производительности, каким предстаёт в анекдотальных свидетельствах и в мнениях бизнес-кругов, эксплицитная работа, а то и намеренное таргетирование (естесственно, непрямыми методами, без традиционных для постсоветских стран разрушительных попыток “ручного управления”) качества управленческих практик может являться способом получить преимущество над другими государствами в экономической политике и существенно ускорить процесс догоняющего развития.

 

8 Comments

  1. pustota says:

    Очень интересная статья, спасибо!

    >>доля госсектора в ВВП Украины составляет около 40% (в реальности, скорее всего, менее 20%)

    Почему Вы считаете что в реальности меньше?

    >>Наконец, хотелось бы отметить следующее: на сегодняшний день, в экономической политике государств качеству менеджмента в экономике особого внимания не уделяется

    Думаю в нормальной конкурентной среде и не надо, лузеры разоряются и уходят, остаются эффективные. Другое дело, что одни слишком большие, для того, чтобы упасть, а другие слишком родные (ключевые слова: Интеко, Банк Москвы и т.д.)

    • “Почему Вы считаете что в реальности меньше?”
      Тень около 50% по оценке Мирового Банка. Практически вся эта активность сосредоточена в частном секторе. В РФ с госкорпорациями всё совсем не так ясно и они более распространены и более масштабны.

      “Думаю в нормальной конкурентной среде и не надо, лузеры разоряются и уходят, остаются эффективные”
      Так о создании конкурентной среды, по большому счёту, речь в обоих policy предложениях и идёт. Теоретически, здесь ещё возможны какие-то меры образовательного характера, но я скептически отношусь к возможности их организации, тем более, в постсоветских условиях.

      • pustota says:

        Да, я как раз подумал, что речь идет об образовании или даже импорте специалистов, но увы, это, как и свободная конкуренция, вряд ли нам грозит в ближайшем будущем…

      • Oleg says:

        На счет “госсектора”, то мне кажется 40-50% более справедливая оценка, а возможно и все 60-70%. Да есть теневой частный бизнес, но огромная часть бизнеса, фактически весь крупный бизнес, инкорпорирован в государство, использует государственную власть для своего бизнеса, принимает законы для себя, пользуется субсидиями и т.д. Это напрямую снижает эффективность труда в самих частных компаниях, так как они получаются “тепличными” и не способны к глобальной конкуренции. Не удивительно, что по рейтингу Глобальной конкуренции (WEF) Украина ниже плинтуса. На самом деле у нас в Украине в плане влияния государства на экономику – та же Белоруссия, только формально бизнес принадлежит частным компаниям, а реально все решается в Кабмине и ВР.

        • Это немного другое. Госсектором, всё же, считаются именно предприятия, хотя бы формально находящиеся в госсобственности.

          По всему остальному, к сожалению, спорить сложно. Да, внеэкономическая конкуренция правит бал в отечественном бизнесе и это резко подкашивает его эффективность.

  2. [...] « Производительность и качество менеджмента [...]

Leave a Reply