Skip to content
 

В продолжение темы качества менеджмента

Продолжая свои изыскания по вопросам качества менеджмента, я наткнулся на крайне интересное исследование ЕБРР, посвящённое странам Восточной Европы и постсоветского пространства.  Исследование написано по результатам двух опросов, первый из которых (ему посвящена первая треть работы) был призван определить проблемы и помехи на пути развития фирм в странах с переходной экономикой (собственно, в своей статье об украинском частном секторе мы пользовались этими данными). Второй же опрос посвящён заинтересовавшей меня теме качества менеджмента. Третья часть работы посвящена вопросам кросс-странового сравнения по ряду параметров – она крайне интересна и я обязательно отведу для её разбора отдельный пост.

В рамках второго опроса определялось состояние управленческих практик в четырёх ключевых областях – операционной деятельности, мониторинге, целях и стимулах – в десяти странах, включая все три славянские постсоветские (и, как бенчмарк развитой страны, Германию): Беларуси, Болгарии, Казахстане, Литве, Польше, Румынии, России, Сербии, Украине и Узбекистане. Далее я буду приводить графики результатов опроса со своими короткими комментариями (скачать опросник и все данные можно на www.ebrd.com):

Забавный результат – Беларусь выше Украины, а Украина выше России, хотя традиционно считается, что всё наоборот (ещё меня удивила Румыния, ожидал её увидеть гораздо ближе к той же Болгарии и уж точно выше Украины). Помимо этого, обратите внимание на явное группирование восточноевропейских стран, включая Беларусь и, учитывая высокую степень погрешности, Украину, с одной стороны, и РФ и Казахстана – с другой. Сказывается сырьевой фактор?

Этот график, как и аналогичный ему в предыдущем посте, отображает распределение качества менеджмента по фирмам стран-участниц опроса. Линией обозначено распределение в бенчмарке – Германии. Здесь Украина с Казахстаном ближе к восточноевропейским странам, с их сильно неравномерными распределениями, чем к более-менее равномерным Беларуси и России. Вообще, здесь очень много интересного (например, откуда такие “рога” в Украине, Румынии и Литве), но для полноценного анализа надо будет смотреть первичные данные, что мы сделаем уже в другой раз.

Вот действительно информативный график! Здесь страны отранжированы по четырём упомянутым выше областям управленческой деятельности – операционной деятельности, мониторингу, целям и стимулам. Пара наблюдений:

Во-первых, традиционные представления о качестве менеджмента в тех или иных странах формируются, по видимому, на основании наблюдений за оперативным управлением, т.к. именно его ранжиру они отвечают (во всяком случае, в моём понимании) – тут и Германия сверху, и ранжир восточноевропейских стран, и считающийся худшим по сравнению с РФ менеджмент в Украине и Беларуси. Между тем, три другие категории опровергают сложившиеся представления: всё совсем не так просто, как о том говорят анекдотальные свидетельства. Такое себе лишнее предупреждение об их ненадёжности.

Во-вторых, обратите внимание на данные по Беларуси и Украине в трёх категориях, не относящихся к оперативному управлению – Беларусь везде обгоняет Германию, Украина идёт с большим отрывом от всех представленных стран по управлению стимулами и, в целом, обе они показывают по одному среднему и двум хорошим результатам. То есть, проблема состоит в отвратительном качестве операционного менеджмента, с остальным дела обстоят очень даже неплохо. Подозреваю, что дело в банальной нехватке специалистов – мониторинг, управление целями и стимулами могут быть в гораздо большей степени заданы сверху (начальством, аналитиками, внешними консультантами и т.д.) чем оперативное управление, требующее наличия хороших менеджеров среднего звена. Это позволяет позаимствовать у Н.Блума рекомендацию для украинских и беларусских топов – согласно его работе по Индии, базовые программы обучения менеджеров являются главным способом улучшения качества управления на уровне предприятия:

Many of the shortfalls with Indian management practices could be addressed through more widespread basic management training. For example, industry, government, and university provision of 3-month operations management training courses.

В принципе, политика стимулирования обучения управленческих кадров могла бы дать хорошие результаты и на государственном уровне, если её разумно поставить. Тем более, учитывая узость этого сегмента рынка труда и плохую демографию, долгосрочно накладывающую на него свой отпечаток.

В-третьих, действительно удивляют плохие показатели РФ. Видимо, впечатления о российском менеджменте и его относительно (по постсоветским меркам) приличном состоянии сильно искажены Москвой, где качество управления заведомо значительно выше, чем в регионах.

ЕБРР сделал нам подарок, скомбинировав результаты своего опроса с описанным мной в предыдущем посте исследованием Блума и Ван Реенена, благодаря чему мы можем поместить переходные страны в общемировой контекст. Обращаю ваше внимание на тот факт, что неибежные погрешности подобного исследования весьма высоки, т.е. данную иллюстрацию следует рассматривать скорее как группировку, а не строгое ранжирование. Об этом пишут и сами исследователи:

First, six out of the 10 transition economies studied in the MOI – Belarus, Bulgaria, Lithuania, Poland, Serbia and Ukraine – are statistically indistinguishable in terms of  average scores from more advanced EU countries such as Greece, Ireland and Portugal. Second, the remaining transition countries – Kazakhstan, Romania, Russia and Uzbekistan – are at the bottom of the ranking (and below China).

Наконец, я хотел бы привести выводы, сделанные исследователями ЕБРР по результатам их работы:

Three factors may help to explain the differences in firm-level management scores. First, managers’ self-reported measure of the number of competitors is positively and significantly related to management practices. The importance of competitive intensity in improving productivity and management is a robust finding from a wide range of economic studies. Stronger competition can drive out poorly managed firms but can also change the behaviour of incumbent managers who have to lift their performance in order to survive and prosper. (Lack of competition may partly explain the relative scarcity of well-managed firms in Uzbekistan.)

Second, ownership matters. Firms with foreign owners from non-transition countries have the best management practices (suggesting that openness to foreign investment is key to spreading best practice) while state-owned firms tend to have the worst. There are at least two possible explanations for this: managers of state-owned firms might have been selected because of political or bureaucratic connections rather than managerial ability; and state-owned firms need to worry less about surviving in the  market.

Lastly, privatised (formerly state-owned) firms have similar management practices to enterprises that were privately owned from the beginning, suggesting that  privatisation is an effective medium-term means of improvement. Given the importance of privatisation in transition countries, this is an encouraging result. Furthermore, the quality of management practices is not significantly associated with the number of years since privatisation. This suggests that, while privatisation does tend to improve management, the magnitude of improvement over the years probably depends on the new owners.

Конкуренция, иностранный опыт и практики, частная собственность – три рецепта улучшения качества управления фирмами на макроуровне.

 

11 Comments

  1. Светлана Благодетелева-Вовк says:

    Спасибо. материал понравился: наглядно и убедительно.
    по нашим пенатам есть самобытные исследования на тему Enterprises and product markets http://eerc.ru/paper
    на счет рецепта улучшения качества управления в виде “частная собственность” – не уверена.
    на практике собственность есть, а ответственности за нее – нет.
    возможно, это эксцессы переходного периода, а может быть травмированного бессознательного

    • См. пункт три их вывода, там об этом как раз и написано:

      “the quality of management practices is not significantly associated with the number of years since privatisation. This suggests that, while privatisation does tend to improve management, the magnitude of improvement over the years probably depends on the new owners.”

      • Светлана Благодетелева-Вовк says:

        очень оптекаемо, ненормативно написано.

        • Почему? Наоборот, строго по данным. Улучшения не происходят за какой-то более-менее одинаковый период, следовательно, они зависят от политики новых владельцев. Но, в целом, улучшения статистически заметны.

          • Светлана Благодетелева-Вовк says:

            ненормативный – значит дескрептивный. вы делаете нормативные выводы на основании дескрептивного исследования.
            смысл состоит в том, чтобы сказать: “до тех пор, пока не будет внедрены практики ответственности за действие/бездействие собственников, результаты управления будут неудовлетворительными”

            • А на основании чего ещё можно сделать нормативные выводы? У нас есть критерий – качество управления – и есть замеры его и влияющих на него показателей. Эти замеры показывают, что приватизация улучшает качество управления предприятием, но временные промежутки этого улучшения сильно различаются, что, предположительно, вызвано разной степенью эффективности использования предприятия новыми собственниками.

              “до тех пор, пока не будет внедрены практики ответственности за действие/бездействие собственников, результаты управления будут неудовлетворительными”
              Мне сложно себе представить подобного рода практики, негативные эффекты от неизбежных злоупотреблений которыми (а то и от самих практик) не перевешивали бы их потенциальной пользы. Единственный вменяемый механизм здесь – конкуренция, которая выбивала бы неэффективных собственников из бизнеса. Но я бы не назвал её “практикой ответственности”.

    • Ну, а вы говорили, нет в наших крах мейнстрима:)

      • Светлана Благодетелева-Вовк says:

        до мэйнстима – годы и поколения интеграции. Это – подснежники. кстати, вы вполне можете поучаствовать

        • Если что-то соберусь писать по нашим краям – непременно постараюсь поучавствовать.

          “до мэйнстима – годы и поколения интеграции”
          Или знание английского языка и статьи в западные журналы:) Трудно сказать, будут ли в нынешнем информационном обществе существовать национальные школы в их традиционном понимании – я лично в этом сомневаюсь, во всяком случае.

          • Светлана Благодетелева-Вовк says:

            годы и поколения интеграции = знание английского языка и статьи в западные журналы
            “Трудно сказать, будут ли в нынешнем информационном обществе существовать национальные школы в их традиционном понимании” – будут и разные. индивидуальной онтологии никто не отменял.
            EERC не сможет пропустить через себя всех желающих приобщиться к мэйнстриму :)
            в будущем найдется место каждому

Leave a Reply