Skip to content
 

Почему прямые выплаты лучше непрямого субсидирования

В постсоветских странах (как, впрочем, и во многих других) мы нередко сталкиваемся со специфической формой предоставления субсидий, чаще всего, социального характера – удешевлением стоимости продукта для потребителей через фиксацию его цены ниже равновесной, либо ниже себестоимости, с компенсацией разницы производителям из госбюджета. Подобный подход неэффективен и практически всегда его выгодно заменять на прямые выплаты потребителям. Ниже я попробую объяснить, почему.

Итак, представим себе, что в некой условной стране потребляется N единиц некоего ресурса добываемого монопольно государственной компанией. Добыча одной единицы стоит p, для потребителей же правительство устанавливает цену l, весь добываемый ресурс, при этом, потребляется внутри страны. Поскольку госкомпания работает в убыток, правительство компенсирует ей потери из государственного бюджета в объёме N*(p-l). Из потребления одной единицы ресурса потребители извлекают некую полезность ? – совершенно условную численную величину, представляющую пользу, извлекаемую потребителем из своей покупки.

Представим себе, что реформистски-ориентированное правительство решило заменить непрямое субсидирование прямыми выплатами – теперь N*(p-l) денег поступает напрямую потребителям, а цена на ресурс установлена на уровне стоимости его добычи p. Что изменилось в этой ситуации? Если потребители продолжают покупать ресурс в тех же количествах – ровным счётом ничего, просто деньги поступят на счета добывающей компании полностью от потребителей, а не частично от потребителей и частично от правительства. Если же часть потребителей сочтёт полезным купить по новой цене меньшее количество ресурса, а часть полученных от правительства денег потратить на какие-то другие покупки, то изменится следующее:

- очевидно, увеличится полезность ? потребителей, которые потратили часть денег на другие покупки, т.к. только в случае если ? > ? они вообще стали бы что-то в своих покупках менять;

- сократится добыча ресурса на M единиц, которые не будут потреблены из-за смены потребительских предпочтений.

Понятно, что оба эффекта полезны – первый напрямую увеличивает пользу,  извлекаемую потребителями из своих расходов, второй экономит ограниченный ресурс, либо высвобождает его на экспорт. Мало того, во всех случаях возникает ещё более полезный долгосрочный  эффект – в результате повышения цены потребители имеют в p/l раз больший стимул к экономии ценного ресурса, что долгосрочно выливается в его прямое сбережение, использование более дешёвых заменителей и разработку сберегающих технологий. Платой за всю эту благодать является стоимость администрирования прямых выплат и неточности в их распределении. Для большинства “социальных” товаров она весьма невелика и вышеописанный переход к прямым выплатам тут более чем оправдан.

Добавлю, что тот же подход примерним и к ситуации сокращения бюджетного дефицита. Предположим, что описанное выше государство вынуждено для устранения дефицита бюджета сократить расходы либо повысить сборы. Предположим, что первый вариант, по тем или иным причинам, невозможен, и пришлось заняться вторым. Правительство может повысить на N*(p-l) налоги, либо повысить цену вышеописанного ресурса для потребителей до p, что даст один и тот же доход и одинаковым образом обеднит население, при условии, что налоговое бремя распределено так же, как и потребление ресурса. Если правительство считает подобное распределение приемлимым, то повышение цены на ресурс выгодней простого повышения налогового бремени, по тем же причинам, что и в случае замены субсидий прямыми выплатами – немедленной (из-за более высокой цены сменятся потребительские предпочтения) и долгосрочной (более высокая цена стимулирует прямую экономию, поиск заменителей и инвестиции в сберегающие технологии) экономии ценного ресурса. Абсолютно та же логика работает и для ситуаций, когда правительство желает снизить фискальную нагрузку – это лучше делать через снижение налогов, а не искусственное занижение цен на те или иные товары.

В разного рода публичных, непубличных и интернет-дискуссиях мне очень часто приходилось сталкиваться с апологетикой непрямого субсидирования – данный текст призван обяъснить её несостоятельность. Если где-то столкнётесь с разговорами о необходимости искусственного удешевления каких-либо товаров и услуг, милости прошу ссылаться.

 

P.S. Два дополнительных аргумента в пользу прямых выплат от Светланы Благодетелевой-Вовк (вынесены из комментариев):

1. кэш флоу прямых выплат соотверствует движению доходов (более широко – финансов), поэтому отсутствуют гэпы (разрывы) в финобеспечении деятельности контрагентов, предоставляющих блага.
2. ценообразование имманентно финансово-экономической сфере, поэтому любая манипуляция с ценами посредством их админрегулирования входит в противоречие с объективным ее состоянием. лучше дать денег на блага по существующим ценам, чем вносить диссонанс в установившееся соотношение

 

10 Comments

  1. pustota says:

    Отличная, статья, спасибо! Тут еще можно добавить, что дотирование зачастую принимает довольно странные формы, когда простой мужик, на подержаной иномарке, потребляет дотируемого бензина гораздо меньше, чем жулики и воры на прожорливых джипах.

  2. Светлана Благодетелева-Вовк says:

    хороший текст.
    в пользу выводов автора приведу и другие соображения:
    1. кэш флоу прямых выплат соотверствует движению доходов (более широко – финансов), поэтому отсутствуют гэпы (разрывы) в финобеспечении деятельности контрагентов, предоставляющих блага.
    2. ценообразование имманентно финансово-экономической сфере, поэтому любая манипуляция с ценами посредством их админрегулирования входит в противоречие с объективным ее состоянием. лучше дать денег на блага по существующим ценам, чем вносить диссонанс в установившееся соотношение

    • Абсолютно верно, по обоим пунктам. С вашего позволения, внесу это в пост в качестве постскриптума.

      • miguel_kud says:

        А нельзя ли перевести первый пункт на русский? Я с трёх раз “ниасилел”. Что же касается второго пункта, то сегодняшняя задача как раз состоит в том, чтобы уйти от исторически сложившейся неэффективной системы с присущими им “плохими” ценовыми пропорциями.

        • Поставщик, работающий с потребителями в убыток и компенсирующий свои потери только в конце какого-то периода имеет на протяжении этого периода разрыв в финансировании. Если какие-то его операции не профинансированы, ему придётся привлекать кредитные средства, неся лишние издержки. В случае, если привлечь их не получится, у поставщика случится кризис ликвидности и ему понадобится бейлаут (или банкротство).

          • miguel_kud says:

            Спасибо! Только как это относится к обсуждаемой теме? Имеется в виду, что если государство не профинансирует поставку товаров по заниженным ценам, то вероятность проблем в экономике выше, чем если не профинансирует прямые выплаты населению?

            • Имеется ввиду, что у компаний-поставщиков могут быть либо повышенные издержки, либо проблемы с финансированием операций в случае кризиса ликвидности (если перекроется канал краткосрочного кредитования). Последнее потребует бейлаута из госбюджета – причём, в самый неподходящий момент, т.к. кризисы ликвидности на ровном месте не случаются.

  3. Владимир Панченко says:

    Модель очень хорошая и аргументы – убедительные, но во многих странах (в т.ч. и Украине) наблюдается негативный социальный эффект с вариантом прямого дотирования населения:
    1) банально в случае дотирования существуют транзакционные издержки на проведение прямых компенсаций населению:
    а) проведение платежей (компенсаций) не есть безоплатный феномен, т.е. эта процедура будет что-то стоить государству в виде оплаты труда сотрудников и услуг финансовых компаний
    б) существует сложность в проведении в соответствие базы данных лиц, имеющих право на тот или иной вид дотаций (если не ошибаюсь, подобное реализовано в сфере коммунальных платежей и работы с пенсонерами); будут возникать затраты на репликацию и поддержание актуальности этой информации
    2) негативный социальный эффект в виде человеко-часов, потраченных на бюрократические процедуры

    Но есть и не оговоренный ранее позитив: вследствие многих причин часть получателей компенсаций не смогут из-за возникших трудностей ими воспользоваться

    • Согласен. Собственно, когда я писал, что “платой за всю эту благодать является стоимость администрирования прямых выплат и неточности в их распределении”, то как раз и подразумевал отмеченные вами моменты. Логично, что получаемую выгоду необходимо сравнивать с этой стоимостью (хотя здесь есть проблемы – большой кусок выгоды даёт растущая полезность, которая на уровне подсчётом сугубо условна и не может напрямую сравниваться с расходом реальных ресурсов), но я не думаю, что издержки перехода к прямому дотированию так уж велики для ЖКХ, газоснабжения или льгот пенсионеров – в той же России с монетизацией льгот худо-бедно управились.

Leave a Reply