Skip to content
 

Япония даёт задний ход

Недавно дошли руки немного поразбираться в ситуации в Японии. Там  происходят довольно интересные вещи, которые, кроме важности для собственно Японии, дают представление о сложности процесса ребалансировки экономики, выросшей на инвестиционных стероидах, и о том, что может ожидать в будущем Китай, если тамошние полисимейкеры изберут путь, похожий на японский.

Я уже не раз писал об азиатской модели развития, потому не буду на ней останавливаться подробно. Кому интересно, можете почитать вот эти посты:

http://econoblog.com.ua/2010/07/finansovye-osobennosti-vostochnoaziatskoj-ekonomicheskoj-modeli

http://econoblog.com.ua/2011/08/chto-govorit-ekonometriya-ob-aziatskoj-ekonomicheskoj-modeli

http://econoblog.com.ua/2011/10/i-eshhyo-ob-effekte-bogatstva-v-aziatskoj-ekonomicheskoj-modeli

Если коротко, специфическое устройство финансовой системы и наличие сильной финансовой репрессии (в форме долгосрочно заниженных реальных процентных ставок) приводит к странной, с англо-центричной точки зрения, монетарной комбинации: низкие процентные ставки угнетающе воздействуют на потребление, а значит и на потребительскую инфляцию, высокие же, наоборот, стимулируют и то, и другое. Инвестиции, при этом, реагируют на изменение ставок вполне традиционно. В результате, экономика такого типа может очень быстро расти за счёт инвестиций на низких процентных ставках и, при этом, не иметь высокой инфляции. Причём, такая ситуация может существовать  десятилетиями.

Изъяна у модели два. Во-первых, она по-определению требует наличия сильного внешнего спроса – иначе ускоренные инвестиции не будут иметь смысла, ведь угнетённое потребление просто не сможет обеспечить спрос, необходимый для их окупаемости. Во-вторых, когда накопленный запас капитала становится достаточно большим, инвестиции становятся всё менее и менее качественными и всё более и более зависимыми от низких процентных ставок. В какой-то момент в системе надуваются и лопаются пузыри, после чего происходит масштабный долговой кризис. Применительно к Японии, его стало принято называть балансовой рецессией, однако эта же, по сути, концепция, была разработана кейнсианцами как “ловушка ликвидности”, и Ирвингом Фишером как теория долговой дефляции.

Долговой кризис привёл в Японии к постепенной ребалансировке экономической модели. Потребление выросло от низкого для развитой страны уровня в 60%  ВВП в 1990-м до более чем 70% ВВП в 2009-м.

Долговой кризис неизбежно подразумевает последующий делевереджинг, ведь ушедшие в минус балансы необходимо вернуть в нормальное состояние. Если делевереджинг не происходит через массовые банкротства – очень болезненно и с огромными потерями для экономики,  но недолго – то он происходит через длинную и тягомотную постепенную выплату долгов, что, по сути, растягивает тот же урон на многие годы. Убойного шока нет, зато вместо него наступает затяжная депрессия. Единственный способ избежать, постепенного спуска к тем же “шоковым” уровням – стимулировать экономику госрасходами. В результате, происходит фактическое перераспределение долга от частного сектора к государству. Япония – яркий тому пример:

Уровень госдолга в Японии приобрёл за 20 лет пугающие размеры – больше 200% ВВП. Полисимейкеры периодически пугались этого и пытались составить планы по сокращению госдолга. В 2005-2007 гг. это сокращение даже началось, но кризис, обваливший внешний спрос, подкосил эту тенденцию. И вот, нынешнее правительство Ёсихико Ноды решило взяться за проблему всерьёз.

Одной из причин такого рвения, судя по всему, является постепенное неумолимое сокращение баланса текущего счёта. Его драйвером является сокращение баланса торговли, который в 2011 году впервые за многие годы был отрицательным:

Неумолимый рост йены, нарастающая конкуренция со стороны других стран Восточной Азии и продолжающаяся ребалансировка в сторону потребления – всё это постепенно сокращает баланс текущего счёта. Однако, Япония – страна хронически дефицитного бюджета и гигантского госдолга, которая держится на том, что источники их финансирования находятся полностью внутри страны. Если баланс текущего счёта станет отрицательным, дефицит бюджета, по определению, будет частично финансироваться заимствованиями за рубежом, что, скорее всего, означает конец всей долговой эпопеи.

Каковы же планы властей? Они настойчиво и упорно пытаются откатить назад результаты ребалансировки. Сокращение госдолга собираются профинансировать повышением в два раза налога на потребление. В качестве пилюли для избрателей предлагается сильное сокрощения заработных плат в госсекторе. Кроме того, корпоративный сектор активно тормозит рост заработных плат – ведь это единственный способ для экспортно-ориентированных японских компаний остаться конкурентоспособными на фоне растущей йены и все более сильной конкуренции на внешних рынках.

Такое поведение, однако, угнетает внутреннее потребление, а, значит, консервирует зависимость от внешних рынков, ведь инвестиции, ориентированные на внутренний рынок, также оказываются угнетены.

Таким образом, источниками роста, способного заместить выпадающие госрасходы, оказываются лишь инвестиции, ориентированные на внешние рынки, и чистый экспорт. Реально ли ожидать какого-либо всплеска в первых? Вряд ли, ведь конкуренция на внешних рынках никуда не исчезает, йена остаётся высокой, а внешний спрос, на фоне кризиса в Еврозоне и проблем в Китае – относительно слабым и ненадёжным. В таких условиях, у японских компаний нет каких-то особых стимулов для наращивания инвестиций как внутри страны, так и в других странах – что, через увеличение положительного баланса текущего счёта, было бы не менее полезным в данной ситуации. Остаётся только чистый экспорт, т.е. Япония будет пытаться  выгрызть (предположительно, у двух других мега-экспортёров современности – Германии и Китая) больший кусок сжимающегося пирога внешнего спроса. То же, что она не сможет выгрызть, ощутит в виде отсутствующего роста, либо рецессии. Учитывая то, что дефицитные страны, которые и обеспечивают основную часть того самого внешнего спроса, тяготеют к ребалансировке, а профицитные Германия и Китай, пока что, ей сопротивляются (хотя в последнем и есть определённые подвижки, вряд ли они в ближайшее время коснутся критически важного внешнего сектора), перспективы Японии выглядят неутешительно. Собственно, слово можно предоставить основному фондовому индеску страны – Nikkei 225:

Не думаю, что здесь нужно что-то добавлять.

 

6 Comments

  1. nikrash says:

    Можно добавить кривую среднего возраста. Для полноты драматизма.

  2. unokai says:

    новый налог на наследство как вармант рассматривают. вообще Японии (в отличие от тех же европейцев) есть пространство для повышения налогов (налоги 32% ВВП против 50% в той же Франции)

    • Есть такое, но дестимулирующий эффект всё равно будет. Вообще, у них ситуация очень сложная и исправить её можно было только в прошлом, либо схлопнув раньше срока пузырь в конце 80-х, либо потом пойдя на болезненные банкротства и масштабную приватизацию, вместо консервации банков-зомби и социализации долга. Сейчас они должны либо плыть против течения собственной ребалансировки, либо, в конечном итоге, реструктуризировать госдолг.

        • Это, в принципе, промежуточный вариант, но, пожалуй, самый лучший – оттого они к нему и стремятся. Проблема в том, что не они одни такие умные, все хотят выбраться из своих проблем за счёт внешнего спроса и никто особо не хочет этот внешний спрос предъявлять. Из дефицитных стран по уши в проблемах не сидят только Штаты и даже там очевиден спрос на балансирование текущего счёта.

Leave a Reply