Skip to content
 

Меркантилизм и монетарная политика

Удивительно, но среди вполне образованных людей в наше время крайне распространены представления об экономических идеях прошлого как о примитивных и совершенно несоответствующих современным представлениям. Даже среди экономистов нередко можно встретить подобные мнения. Между тем, беглого прочтения любой хорошей книги по экономической истории достаточно, чтобы понять всю их ошибочность.

Обсудим немного такой подход к экономической политике – доминировавший в 16-18 веках, до Адама Смита – как меркантилизм. Это явление, на самом деле, на редкость многообразно и имеет разные аспекты, но я предлагаю в этом посте сосредоточиться на одном – монетарном.

Меркантилистская политика предполагала постоянное стремление к как можно более положительному платёжному балансу. В учебниках истории (школьных:) ) и в полукухонных дискуссиях это часто подаётся как своего рода “поддержка отечественного производителя”, мол, чтоб не давили иностранцы родное производство. Дело, однако, совсем не в этом, что становится понятно после прочтения хотя бы нескольких цитат современников этой политики. Дело было в растущей денежной массе.

Вспомним основное уравнение теории денег для закрытой экономики (к экономикам Старого Порядка оно вполне подходит):

MV=PQ,

где М – денежная масса, V – скорость обращения денег, P – средняя стоимость всех произведённых единиц товара,  Q – количество этих единиц товара.

V можно положить меняющимся в определённых пределах – люди, безусловно, могут тратить деньги с разной скоростью в зависимости от обстоятельств – но я сомневаюсь, что эти пределы были велики в и так относительно бедных деньгами экономиках Старого Порядка. Следовательно, если речь идёт о сильных изменениях в параметрах уравнения, мы можем считать V постоянным, а, значит, в левой части меняется только M. Соответственно, на изменения в денежной массе реагирует номинальный выпуск, составляющий правую часть. И реагирует он как через цены, так и через производство.

Задолго до Милтона Фридмана, сформулировавшего суть правильной долгосрочной монетарной политики как поддержание небольшого и стабильного уровня инфляции и всемерного избежания дефляции, был известен депрессивный эффект падающих цен. Я не буду разжёвывать, в чём он состоит (это сделает за меня Википедия, если кому-то хочется почитать – http://en.wikipedia.org/wiki/Deflation), но достаточно почитать того же Броделя, чтобы стало ясно, что об опасностях дефляции известно уже не один век. Собственно, наблюдатели 16-18 вв. довольно чётко соотносили экономическую депрессию с падающими ценами и падающей денежной массой, а экономический бум – с растущими ценами и растущей денежной массой.

Однако, не будем забывать, что речь идёт об эпохе, в которую платёжные средства были металлическими – серебро, золото, медь. Естественное ограничение их количества – объём добытого металла в обороте – и невозможность сверхдешёвой эмиссии, как это происходит сейчас, делали невозможным проведение монетарной политики в современном понимании, её диктовал рынок металлов. Но стимулировать экономическую активность, при этом, государствам было необходимо.

Этими соображениями и была продиктован меркантилистский подход. Большая часть его основных оставляющих – монопольная торговля метрополии с колониями, субсидирование экспорта, барьеры против импорта, запреты на торговлю для иностранных кораблей и т.д. и т.п. – как раз и были направлены на привлечение как можно большего количества металлических платёжных средств внутрь экономики и удержание их там. Результатом должна была стать умеренная положительная инфляция и сопутствующий ей рост, в то время как результатом оттока денег стала бы дефляция и сопутствующее ей угнетение экономической активности.

Была ли эта политика успешной? Судя по тому, что наиболее развитые регионы тогдашнего мира, такие как Северная Италия и Нидерланды, демонстрировали довольно устойчивый положительный платёжный баланс – как минимум, для неё были определённые основания. И уж точно нельзя назвать меркантилистскую политику примитивной или дремучей, она проводилась вполне рационально.

 

8 Comments

  1. bak says:

    Спасибо. Интересно.

    Зы. во фразе “чтоб не давали иностранцы родное производство.” или всё таки “не давили”?

  2. “Судя по тому, что наиболее развитые регионы тогдашнего мира, такие как Северная Италия и Нидерланды, демонстрировали довольно устойчивый положительный платёжный баланс – как минимум, для неё были определённые основания.”
    Очень распространенная логическая ошибка делать заключения о причинности по корреляции.
    На самом деле 1) причина и следствие могут находить в обратном соотношении 2) оба коррелирующих фактора могут быть слествием другой причины.

    • Да нет, это я просто отмечаю как факт, ничего более. Причём, хочется показать не столько конкретные результаты меркантилизма, столько то, что наши предшественники не были людьми дремучими и тёмными и в делах вели себя не менее рационально, чем наши современники.

      Конечно, correlation is not causation. Любой, кто занимается анализом статистических данных, это быстро выучивает.

  3. kornellio says:

    про меркантилізм дійсно в навчальних програмах говорять “вскользь”, напевне це повелось ще з радянських часів. Однак мав щастя слухати лекції п.п. Лавриненка та Проскуріна в КНЕУ, які чітко звертали увагу на описаний автором момент. Особливо запам’яталось у цьому контексті оповідь не без моралі про те, як металеві потоки срібла і золота з Нового Світу швидко перекочували з орієнтованої на споживання і розкіш феодальної Іспанії та Португалії в основоположників сучасного капіталістичного світу Нідерланди та Британію, які в меркантилізмі, експортній політиці і силі позитивного балансу знали толк :-)

    • Я бы с моралью был поосторожней – в конце концов, из Нидерландов всё это золото с серебром ехало, напрямую, или через Венецию, в Китай и Индию, которые особого толка в таких делах не знали:)

  4. rotozeev says:

    >> MV=PQ,

    >>где М – денежная масса, V – скорость обращения денег, P – средняя стоимость всех произведённых единиц товара, Q – количество этих единиц товара.

    Я, как далекий от экономики человек, хочу уточнить: скорость обращения имеет размерность 1/время по идее, и чтобы размерности справа и слева совпадали, нужно чтобы и справа было обратное время. Тогда Q – это не количество, а скорость производства/потребления товаров?

Leave a Reply