Skip to content
 

Ложь, большая ложь и идеологически-мотивированная статистика

Намедни мне попался на глаза весьма любопытный отчёт о теневых потоках капитала из развивающихся стран. Публикует его солидная программа Global Financial Integrity, организованная крупным американским think tank-ом Center for International Policy. Миссия программы – борьба с теневыми трансграничными потоками капитала.

Любопытен отчёт, главным образом, декларируемыми масштабами бедствия – якобы из развивающихся стран в развитые ежегодно выводится порядка $1 трлн. При этом, даётся разбивка по странам – пройти мимо и не посмотреть цифры по Украине я просто не смог. О нашей стране отчёт сообщает следующее:

Да-да, вы не ошибаетесь – согласно результатам исследования, средний теневой отток капитала из Украины составлял около $10 млрд в год!

Естественно, любого, кто разбирается в украинской макроэкономике, от такого берут сомнения – уж слишком, мягко говоря, велики цифры. Так, если верить авторам отчёта, в 2001 году теневой отток капитала был равен примерно 25% ВВП страны, что нереально много.

В чём же ошибка? Она становится понятной после ознакомления с методологией расчётов.

Авторы считают теневые потоки капитала двумя способами. Во-первых, сравниваются отток и приток капитала по платёжному балансу: ?Внешнего долга + Приток инвестиций – (?Резервов + Баланс текущего счёта). Во-вторых, сравниваются двусторонние данные по экспорту-импорту на предмет сильного занижения с одной из сторон.

Результаты второго расчёта применительно к Украине у авторов исследования вышли, мягко говоря, странными – они практически никаких занижений не нашли. У вашего покорного слуги цифры получились совсем другие – econoblog.com.ua/2011/10/tenevaya-vneshnyaya-torgovlya-ukrainy-2001-2010

С первым расчётом (его результаты, в немного подкорректированном теми же исследователями виде, приведены на графике) ещё интереснее. Авторы исследования зачислили в “трансграничные теневые потоки капитала” покупку наличной иностранной валюты и других валютных активов населением. Если учесть эту статью платёжного баланса – как её учитывает, например, НБУ – результат будет примерно следующий:

Мой расчёт сделан на основе данных НБУ по той же методологии, что и расчёт GFI – как видите, есть довольно сильные разбежности.

Кроме того, авторы даже не пытались учесть изменений в уровне долга, связанных с колебаниями курсов валют (в первую очередь, евро к доллару), специфическими условиями производных контрактов и т.п. Ведь НБУ даёт данные по трансграничным потокам долгового капитала (т.е., собственно, привлечению и выдаче долгов) и они отличаются от его же данных по объёму совокупного внешнего долга – именно за счёт этой разницы цифры GFI и оказываются такими большими. Если же разница объясняется не теневыми потоками, а вполне открытыми колебаниями уровня долга,  то весь расчёт оказывается высосанным из пальца.

Косвенно на это намекает явное несовпадение между результатами расчётов по двум разным методолгиям. Весьма вероятно, что именно из-за него расчёт по торговым данным контрагентов и не был толком сделан авторами исследования – судя по тем результатам, которые получил я, он противоречил бы первому расчёту.

Излишне говорить о том, какое низкое доверие вызывают расчёты по другим странам и “хедлайновая” цифра в $1 трлн.

Вряд ли можно заподозрить авторов в некомпетентности – один из них более 30 лет проработал экономистом в МВФ. Дело тут, скорее всего, в том, что любая организация, имеющая определённую идеологическую направленность, всегда работает в рамках этой направленности. Если вы либертарианский институт – вы будете гнуть в сторону радикально-свободного рынка, если левый – в сторону госрегулирования. Из-за этого, к сожалению, несмотря на большие средства, которые вкладываются в индустрию think tanks, конечный продукт нередко оказывается весьма низкокачественным. Во всяком случае, если цель исследования как-то соотносится с идеологией организации.

 

Leave a Reply