Skip to content
 

К вопросу о “стабильности” и нормальной волатильности валютных курсов

Как известно, “стабильность” валютного курса (впрочем, как и “стабильность” вообще) у нас долгое время была священной коровой. Даже сейчас, несмотря на официальные декларации НБУ о постепенном переходе к плавающему курсу в соответствии с меморандумом Украина-МВФ, Нацбанк пытается проталкивать через Раду маловменяемые законы о наологобложении валютообменных операций, призванные облегчить борьбу за всё ту же “стабильность”.

Впрочем, случился у нас и небольшой эпизод свободного движения, который вызвал чуть ли не фурор в медиа и среди населения. Оправдана ли такая реакция? В этой связи весьма полезно было бы посмотреть, каковой, собственно, должна быть нормальная амплитуда колебаний курсов валют. Тем и займёмся.

График иллюстрирует целый ряд важных фактов, прямо противоположных тем мифам, которые циркулируют в сознании многих наших сограждан.

Во-первых, колебания на 10-20% в год нормальны даже для курса одной из мировых резервных валют к другой – и почему-то никто в Еврозоне или США от этого не стонет, не рвёт на себе волосы и не забирает из банков все свои сбережения. Более того, у валют наших более развитых восточноевропейских соседей амплитуда колебаний больше, чем у евро. Сырьевая экономика Бразилия – чей ВВП на душу населения в 2-3 раза (в зависимости от того, берём ли мы номинальный показатель или по ППС) больше украинского – также спокойно выдерживает большие курсовые колебания.

Во-вторых, и этот миф особнно глуп, от свободных колебаний курсов валюты не “обваливаются до нуля”, “обесцениваются”  или ещё что-то в этом роде. Курс валюты, по определению, склонен к колебаниям вокруг некоего долгосрочно-равновесного состояния (т.е. к возврату к среднему, mean reversion) – состояния, в котором оказывается более-менее сбалансирован платёжный баланс. На графике прекрасно видно, что евро, злотый и форинт колеблются вокруг того же уровня начала 2009 года, за который держится “стабильная” гривна. Если же некий фактор начинает искажать платёжный баланс – как, например, приток капитала в Бразилию после кризиса – долгосрочная точка равновесия смещается.

Таким образом, при прочих равных, разовая девальвация просто уравновесит платёжный баланс, после чего курс будет-таки “стабилен”, посто не в смысле жёсткой фиксации в конкретной точке, а в смысле колебаний вокруг этой точки. Если же экономические условия будут сильно выводить платёжный баланс из равновесия, курс снова сместится – но это лишь означает неизбежную и необходимую для экономики коррекцию.

Причём девальвация является, чаще всего, наименее болезненным способом осуществления такой коррекции. Не верящие могут посмотреть на нынешние страны европейской периферии, с их 20-25% уровнями безработицы, включая 40-50% безработицу среди молодёжи – именно так восстанавливается конкурентоспособность экономики без девальвации.

Напоследок – табличка со среднемесячными колебаниями (по абсолютной величине) доллара США против валют, приведенных на графике, с начала 2010 года:

Среднемесячные колебания курсов доллара США к различным валютам
Евро Гривна Злотый Бразильский реал Венгерский форинт
2.12% 0.25% 3.00% 2.23% 3.20%

Соответственно, более чем десятикратно большие колебания гривны будут вполне нормальным явлением. Последнее движение от 8.15 до 8.4, вызвавшее такой фурор, было всего около 3% (притом, что от максимума курс уже откатился, а платёжный баланс систематически перекошен), т.е. как раз на ожидаемом среднем уровне.

 

2 Comments

  1. Фунтик says:

    Негатив несет скорее не сам стабильный курс(хотя не спорю, что надо было уходить от режима фиксированного курса не вчера, а позавчера), а то, какими методами он достигается.
    К тому же курс у нас вопрос не только экономический, но и политический. Даже слоган от ПР и вся предвыборная агитация по сути базировалась на 8 грн/долл

    • Да, конечно.

      “К тому же курс у нас вопрос не только экономический, но и политический.”
      Ну, какое же может быть “покращення” без “стабильности”.

Leave a Reply