Skip to content
 

Как разные страны переносят рост мировых цен на с/х и продукты питания

Волатильность цен на сырьевые товары в последнее десятилетие была не слабой и ее влияние на инфляцию, особенно в развивающихся странах, было ощутимым. Соответственно, дискуссия о том, как противостоять шокам с целью контроля за уровнем инфляции, активизировалась. Такую мотивацию приводят Gaston Gelos и Yulia Ustyugova из МВФ, презентуя свое исследование “Inflation Responses to Commodity Price Shocks – How and Why Do Countries Differ?“.

О находках этой работы дальше.

В ходе исследования взяли данные по 31-ой развитой и 61-ой развивающейся странам. Период с 2001 по 2010, обращали особое влияние на события 2008 года. Смотрели на эффект влияния роста мировых цен на продукты питания (далее – ПП) на темы роста инфляции (далее – эффект). Затем анализировали разницу величины эффекта в зависимости от действия разнообразных факторов: от институционального развития до начального темпа инфляции.

Результаты можно подлить на две категории: подтвердили и опровергли.

 

Подтверждаются следующие очевидные идеи:

1) Эффект выше в странах с более высокой долей продуктов питания в потребительской корзине: с 2001 по 2010, 10% роста мировых цен на ПП ассоциировался с ростом CPI на 1,4% в странах с высокой долей и лишь с 0,3% приростом CPI в странах с низкой долей.

2) В странах с более высоким уровнем инфляции на момент возникновения шока (роста цен на ПП в мире), величина эффекта также была более высокой. При том же 10%-ном шоке, в странах с инфляцией выше 10%, величина эффекта была на 6 п.п. выше. Это на основе данных 2008.

 

С другой стороны есть интересные моменты с разделом «не подтверждается». Например, не нашлось существенной зависимости величины эффекта от уровня развития финансового сектора, долларизации экономики, степени гибкости рынка труда и по большому счету от уровня открытости экономики (думаю, что просто разница между уровнями открытости экономики была невысокой, отсюда и открытость не стала фактором влияния).

Непрямой результат: чем лучше центральный банк руководит процессом, тем более стабильны инфляционные ожидания и тем меньший эффект трансфера ценового шока. При этом эффективность именно инфляционного третирования (ИТ) оказалась слабее, чем ожидали авторы. Оказалось, что нет особой разницы в том, декларирует ли ЦБ политику ИТ или нет, общая эффективность деятельность регулятора важнее.

 

Выводы, которые нужны нам

Например, можно сказать, что ИТ нам в Украине не нужно. Нужно, еще как нужно. Просто потому, что ИТ – это наиболее эффективный способ достичь двух целей, которые по версии исследования ограничивают величину эффекта: стартовый низкий уровень инфляции и стабильность инфляционных ожиданий.

Более общий выводв том, что there is no silver bullet – т.е. если вы бедная страна со слаборазвитым финансовым рынком, то никакой конкретный механизм в случае резкого роста мировых цен на ПП вам не поможет. Т.е. если, в Украине вдруг появится ИТ, но счастья не наступит сразу, то винить ИТ в этом не стоит.

 

Leave a Reply