Skip to content
 

К вопросу о социальности украинского государства

В Украине социальность ещё с советских времён превращена в фетиш – вспомним хоть кажущиеся пост-фактум глуповатыми перестроечные рассуждения о воспроизведении “шведской модели”. Бум 2000-х, к сожалению, эти настроения не унял, а, наоборот, подстегнул.

В сфере экономической политики это привело к её восприятию населением и, следовательно, ориентированными на массовое потребление медиа,  в первую очередь, через социальные параметры. Рост пенсий и зарплат бюджетников становится важнее роста экономики – несмотря на то, что большинство населения работает в частном секторе и как раз эти самые пенсии и зарплаты оплачивает своими налогами.

Это создаёт крайне плохие стимулы для политиков. Вместо запроса на экономический рост, они получают от общества запрос на наращивание социалки – потому что общество (вполне справедливо), считает нынешний уровень социальных показателей в Украине низким. В конце концов, вряд ли кто-нибудь станет говорить, что украинские пенсионеры или бюджетники (за исключением части чиновников) живут в достатке.

Однако, в чём тут дело – в низком уровне социальных расходов, или в низком уровне экономического развития, низком ВВП? Я утверждаю, что во втором, и в данном посте попробую это продемонстрировать.

Посмотрим, для начала, на долю соцрасходов государства в ВВП в Украине и других странах. Расчёт по Украине сделан мной по методологии ОЭСР для 2012 года – цифра получилась близкая к результатам аналогичного расчёта Международного Центра Перспективных Исследований для первой половины 2000-х, у  них было 28.2% в 2005 и  23.6% в 2006, – остальные страны взяты по данным ОЭСР.

Как видим, доля социальных расходов в ВВП Украины превышает их долю в ВВП развитых стран: 25% против 21.7%. Фактически, мы немного отстаём лишь от наиболее “социальных” членов этой группы, таких как относящаяся к “скандинавской модели” Дания, или наиболее социалистическая из развитых стран – Франция. Мы тратим на соцрасходы большую долю своего ВВП, чем наши бывшие соратники по соцлагерю – Чехия, Венгрия и Польша. Неевропейские же страны, традиционно менее социально-ориентированные, мы вообще опережаем с огромным разрывом – сравните нас с Кореей, Мексикой, Чили или даже Канадой и США.

Таким образом, мы ни в коем случае не можем сказать, что Украина мало тратит на социалку – цифры это ярковыраженно опровергают. В нашей экономике социальные расходы занимают огромную долю, ненамного меньшую, чем их доля в наиболее социально-ориентированных экономиках мира.

Впрочем, по одному показателю мы их опережаем – скорее всего, вообще опережаем всех, или почти всех. Это доля в ВВП государственных пенсионных выплат.

Этот показатель у нас на треть выше, чем даже во Франции. Выше, чем в имеющих серьёзные проблемы из-за пенсионных расходов Греции, Португалии и Японии. В 1.5-2 раза выше, чем у наших восточноевропейских соседей. Более чем в 2 раза выше, чем в развитых странах в целом. И в 8 раз выше, чем, например, в Корее.

Как получилось, что пенсионные расходы в одной из беднейших стран Европы разраслись до таких гигантских (относительно масштабов экономики этой страны) размеров? Причём, случилось это в течении одного десятилетия, 2000-е мы начинали с долей пенсий в ВВП на уровне вполне нормальных 7%. А вот что происходило в 2000-х:

Пенсионные выплаты росли опережающими темпами, в два раза превышавшими темпы роста номинального ВВП. В динамике это выглядело вот так:

(От политических интерпертаций любого толка – кроме того, что популизм политиков, очевидно, играл в этом процессе центральную роль – предлагаю воздержаться.)

Здесь мне можно было бы попенять демографией – в силу объективных причин население Украины стареет и, соответственно, растёт нагрузка на пенсионную систему. Однако, удельное количество стариков на сотню людей работоспособного возраста выросло и близко не настолько сильно, чтобы оправдать такой стремительный рост пенсионных расходов. См. соответствеющие данные ООН, рост этого показателя добавил к доле пенсий в ВВП менее 1%:

При всём при этом, никто не станет спорить, что средняя пенсия в Украине обеспечивает весьма низкий уровень жизни. Почему же столь высокая доля социальных расходов и пенсий в экономике даёт такой низкий выход? Причина банальна и очевидна – в малом размере этой самой экономики, т.е. в низком ВВП на душу населения.

Наименее развитые из стран, с которыми я сравнивал Украину в этом посте, имеющие в разы более низкую социальную и пенсионную нагрузку на экономику – Мексика и Турция – имеют в два раза более высокий ВВП по ППС на душу населения, чем Украина. Соответственно, они могут тратит на социальные расходы в два раза меньше (на самом деле – ещё меньше, т.к. средний возраст населения у них ниже и ниже нагрузка на пенсионную систему) и при этом обеспечивать аналогичный уровень социальных стандартов.

Собственно, здесь и лежит ключ к решению социальных проблем в Украине – быстрый, уверенный и самоподдерживающийся экономический рост. Если бы украинское общество оказалось в состоянии скоординироваться  в сторону проведения рациональной экономической политики, оно не пыталось бы наращивать соцрасходы, а всемерно заботилось бы о поддержании высоких темпов роста. В частности, жертвуя социальными расходами в ситуациях, когда последние тормозят экономический рост. Пенсионная реформа, поднятие коммунальных тарифов – в долгосрочной перспективе, эти вещи нужны не “политикам-негодяям”, а самим пенсионерам и другим гражданам. Надеюсь, удастся донести до них эту мысль до того, как взлелеянный ими социал-популизм окончательно заведёт страну в тупик.

P.S. Отдельно хочу отметить, что упорно наращиваем мы именно соцрасходы “потребительского” характера – денежные выплаты и разнообразные субсидии. Инвестиции в человеческий капитал – например, медицину и образование, которые хоть и не относятся к соцрасходам по классификации ОЭСР, но во многих аспектах с ними сходны – у нас и близко не в таком почёте.

Доля госрасходов на образование в ВВП у нас, к счастью, держится на более-менее приличном уровне – в отличие от той же Турции. Но мы здесь особо не выделяемся, к 21-му веку в большинстве стран мира поняли важность этой области деятельности.

Но о медицине мы, несмотря на её значительную огосударствленность в Украине, сказать того же, увы, не можем. От развитых стран с огосударствленной системой медобеспечения, подобной нашей, мы отстаём в два раза, да и  та же Турция нас по госрасходам на медицину обошла.

В консерватории украинского “социального государства” давно уже назрели серьёзные изменения. Хотелось бы, чтобы они произошли в результате проведения грамотных реформ, а не дефолта государства и/или долгосрочной стагнации экономики из-за неконтролируемо разрастающихся социальных обязательств. Потому как второй сценарий значительно хуже по всем своим последствиям, включая социальные.

P.P.S. К слову, приведу здесь свои предыдущие посты, посвящённые “социалке”:

econoblog.com.ua/2010/04/pensionnyj-vopros-chast-pervaya – первая часть материала, посвящённого пенсионной реформе.

econoblog.com.ua/2010/05/pensionnyj-vopros-chast-vtoraya – вторая часть.

econoblog.com.ua/2010/12/koe-kakie-voprosy-po-pensionnoj-reforme – вопросы по пенсиям, на которые я когда-то отвечал.

econoblog.com.ua/2011/07/perelozhenie-socialnyx-rasxodov-na-potreblenie – о том, зачем нужно повышение коммунальных тарифов.

econoblog.com.ua/2012/07/k-voprosu-o-neobxodimosti-monetizacii-lgot – ссылка на хороший материал о льготах и короткий комментарий к нему.

 

7 Comments

  1. Фунтик says:

    Вряд ли виновато общество.
    Это политика т.н. элит ради избрания и нахождение во власти.
    Если бы выгоды от прибывание во власти были меньше-имели бы экономический рост.

    • Элиты, всё же, часть общества, а не что-то отдельное. Социал-популизм – бич многих стран, не только Украины. И везде принципиальную роль играет не только готовность элит им заниматься, но и готовность населения массово голосовать за популистские меры.

      • Фунтик says:

        я к тому, что если бы воровать(прямо или косвенно) было трудно на гос службе-политика бы изменилась. Пока же многих подобная система устраивает, поэтому и будем неизбежно деградировать.

  2. Тестов says:

    Я не уверен, что государственное финансирование медицины и образования должны быть приоритетнее потребительских социальных выплат. И медицина, и образования, и социальные выплаты и льготы – стороны одного явления, перераспределения дохода. Для грамотных реформ необходим спрос на них – и у экономически активного класса, и у “врачей, учителей и пенсионеров”. Этого нет. Ждать же у Украины времени – нет, как вы правильно отмечаете – по демографическим причинам.

    • 1. У нас пока другой перекос – соцвыплаты потребительского характера приоритетнее медицины и образования.

      2. Медицина и образование приносят дивиденды в виде наращивания “человеческого капитала” – более здоровой и образованной рабочей силы. С этой точки зрения, они выгоднее “потребительских” соцвыплат, особенно, если последние ориентированы на нетрудоспособную часть населения. Впрочем, вы правы в том смысле, что тут много нюансов и не всегда прямой получатель перераспределяемых средств является единственным, кто имеет от них дивиденды (например, господдержка пенсионеров косвенно облегчает положение их родственников, которые помогают этим пенсионерам).

      • Тестов says:

        > Медицина и образование приносят дивиденды в виде наращивания “человеческого капитала” – более здоровой и образованной рабочей силы.

        Это не факт, а если и приносят, то эффективность этих дивидендов зависит от способа организации этих институтов – и медицины, и образования. Представляется очевидным, что когда люди платят из своих денег за медицину и за образование, эффективность и того и другого института выше, чем когда они финансируются коррупционноемкой государственной структурой. Поэтому потребительские социальные выплаты, монетарная социальная помощь может быть более эффективной, чем государственное вложение в человеческий капитал.

        • С одной стороны, это верно. С другой, люди склонны экономить и на том, и на другом – особенно, когда речь идёт о вложениях в детей, а не непосредственно в себя (госпрограммы школьного образования не просто так стали повсеместно внедрять). Кроме того, и то и другое требуют для достижения высокой эффективности формирования определённой системы, что не всегда возможно в условиях сугубо частного финансирования.

          Хотя с общим посылом вашего комментария – что прямое денежное финансирование, в общем случае, всегда лучше субсидирования – я согласен. Кажется, одна из ссылок в конце поста ведёт на мой материал, утверждающий эту же идею.

Leave a Reply