Skip to content
 

К вопросу об аномальности модели платёжного баланса Украины

Уважаемый коллега Николай Мягкий в своём блоге поднял весьма важный вопрос, над которым оба мы, с недавних пор, довольно активно размышляем. Вопрос этот звучит следующим образом – каким является, в реальности, состояние платёжного баланса Украины?

В обычной модели платёжного баланса есть всего два объекта (или их правильней назвать субъектами? я часто в этом вопросе путаюсь) – страна, для которой составлен платёжный баланс, и внешний мир. Между ними проходять некие финансовые потоки, которые в сумме, по определению, оказываются сбалансированы. Примерно так (да простят мне читатели мои эпические навыки работы с Paint):

В реальности, в современном мире, с его высокой зарегулированностью, существует третий объект – прослойка оффшоров (в широком смысле слова), через которые проходят “теневые” (тоже в широком смысле слова) потоки. Соответственно, официальные данные по платёжному балансу оказываются искажены, т.к. в реальности какая-то часть внешних потоков является взаимодействием с оффшором, обслуживающим операции данной страны, а не реальными внешнеэкономическими операциями в том смысле, в котором их определяют соответствующие статьи платёжного баланса. Как-то так:

В большинстве случаев, мы можем пренебречь оффшорной прослойкой из-за её относительно небольшого размера – в конце концов, во многих развитых странах операции с оффшорами в основном попадут в платёжный баланс по вполне верным статьям оттока/притока капитала, т.е. их можно будет рассматривать как соответствующие инвестиции, долговые операции и т.п. Следовательно, для большинства стран мы можем пользоваться стандартной моделью платёжного баланса и получать из неё достаточно точные данные.

Украина, однако, в этом вопросе явно выделяется – судя по имеющейся у нас косвенной информации, от анекдотальных свидетельств до структуры прямых иностранных инвестиций, через оффшорную “прокладку” проходит огромная часть торговли и финансовых операций. Более того, какая-то значительная сумма украинского финансового капитала способна перемещаться и перемещается между Украиной и этой прослойкой, не будучи, в то же время, использована для внешних операций в полном смысле этого слова. Соответственно, стандартно составленная модель платёжного баланса не в состоянии адекватно описать реальное состояние платёжного баланса страны. У нас возникает (как сейчас у меня и у Николая) потребность в оценке оффшорной составляющей украинской экономики, той самой прослойки между страной и внешним миром.

Предварительную и очень грубую оценку можно получить с помощью данных по притоку прямых иностранных инвестиций. Для этого последние нужно разделить на сделанные из оффшоров и сделанные из неоффшоров. Далее делается заведомо неточное предположение о том, что инвестиции из оффшоров полностью относятся к тем самым операциям местного бизнеса с оффшорной прослойкой, а инвестиции из неоффшоров – к ним не относятся. Очевидно, что это неверно – из той же Австрии к нам шли как деньги Райффайзена, так и деньги окологазовых контор, а через Кипр одинаково работают и украинский и зарубежный (особенно – российский) бизнес. Но, приняв такую упрощённую предпосылку, мы получим оценку оффшорного  притока в приблизительно 50% от всех ПИИ. Экстраполируя это на внешние операции в целом, получаем грубую оценку доли оффшорной прослойки в украинских внешнеэкономических операциях – 50%.

Если эту цифру попробовать применить к, например, данным о внешних долгах, подлежащих возврату, кардинально меняются представления о природе нынешних проблем с платёжным балансом. Те же $10.5 млрд долгосрочных кредитов нефинансового частного сектора, подлежащих возврату в этом году, вполне могут оказаться липовым долгом, используемым для выведения прибыли в безопасную юрисдикцию, а с ними ещё $10 млрд краткосрочной задолженности. Соответственно, не нужно беспокоиться о том, сможет ли страна рефинансировать эти долги – ведь они фиктивны. Сразу же встаёт вопрос о том, существует ли сейчас, в реальности, утрата внешней конкурентоспособности, или она также фиктивна. Наконец, если роль оффшорной прослойки действительно так высока, то институции и бизнес-климат, являющиеся институциональными и как бы “фоновыми” факторами, в Украине окончательно цементируются как факторы макроэкономические. В общем, правильное понимание устройства экономики Украины напрямую зависит от правильного ответа на вопрос о роли и значимости оффшорной прослойки в её платёжном балансе. Такой себе вопрос на миллион долларов.

 

10 Comments

  1. Myagky N says:

    По предварительным прикидкам у меня получился дефицит текущего счета в прошлом году 7 млрд., а не 14.8 млрд. как официально. Самое интересное, что в 2008 году и официальный и прикидочный дефицит были одинаковыми. Так что с наступлением мафиозной диктатуры выводить стали намного больше.

  2. Myagky N says:

    По квартальным.
    1) 50% прироста валюты вне банков я трактовал как дополнительный импорт (серый так сказать). Это соответствует тому, сколько в НБУ реклассифицировали этого объема в 1П2012.
    2) 50% кредитных потоков в негосударственный небанковский сектор я трактовал как экспорт.
    3) Оффшорные ПИИ я трактовал тоже как экспорт. Объяснение п.2-3 в принципе одно и то же. Чтобы ввести что-то нужно сначала вывести. Выводят через трансферт, причем он расчитывается легко по отдельным компаниям. а некоторые его даже официально показывают, как Феррекспо например.

  3. Фунтик says:

    Доброго времени суток.
    А есть возможность посчитать реальный экспорт из Украины на базе статистики ЕС, например.
    Вот френд нарыл http://rvs1976.livejournal.com/1545.html и http://rvs1976.livejournal.com/1357.html

    • Скорее всего за 2012-й ещё не расшиты оффшоры и промежуточные юрисдикции – по 2011-му в Comtrade всё указано нормально.

      А расчёт теневой внешней торговли по данным контрагентов я уже делал – http://econoblog.com.ua/2011/10/tenevaya-vneshnyaya-torgovlya-ukrainy-2001-2010

      • Фунтик says:

        по законом сохранения-кредитов сами себе не может быть больше, чем вывели за все годы с помощью трансфертного ценообразования.
        какую-то часть пришлось потратить на зарубежные активы.
        исходя из этого принять часть внешнего долга фиктивным(что ли)

        • Да не факт, что по контрагентам удаётся всё засечь. Например, двухступенчатая схема – вывоз (по документам) в одну страну по-дешёвке (обе таможни регистрируют низкую цену), потом реэкспорт дороже. Косвенно цифры из комтрейда за 2012 год, где второе место у Швейцарии, а третье – у БВО, это подтверждают.

          Вообще, надо бы с комтрейдом разбираться, откуда там такие цифры по оффшорам. Написать им, что ли.

Leave a Reply