Skip to content
 

Законотворчество как самореклама и о разнице между европейской и американской политикой

Сегодня имел несчастье ознакомиться с текстом законопроекта “Про ліквідацію приватних монополій”, за авторством депутатов ВО “Свобода” Олега Тягнибока, Андрия Мохника и Михаила Головко.

Говоря коротко, законопроект предлагает обязать частные компании и физических лиц, в совокупности со связанными с ними лицами(?), доля которых на общегосударственном либо региональном рынке того или иного товара либо услуги занимает более 25%, снизить это долю до 25% путём продажи части своих активов (причём, почему-то начинать продажу надо с объектов, приобретённых в процессе приватизации), причём часть дохода от продажи, превышающая стоимость предыдущей покупки этих активов, должна быть направлена в госбюджет. На это компании либо физлицу даётся три месяца, после чего, в случае, если доля рынка по истечении этого срока не снижена, ВСЁ ИМУЩЕСТВО такой “частной монополии” подлежит изъятию в пользу государства, с последующей компенсацией по стоимости предыдущего приобретения соответствующих активов.

По заключению научно-экспертного управления ВРУ законопроект противоречит текущему законодательству и Конституции, профильный комитет рекомендовал законопроект отклонить. Что, в общем-то, ожидаемо – даже в Украине такое никто не пропустит. Понятно также, что законопроект писался с целью попиариться на “борьбе с олигархами” – собственно, по тому, как плохо он прописан, уже понятно, что его и не собирались всерьёз проталкивать.

Мне здесь, однако, интересно другое.

В континентальной Европе радикальные движения левого и правого толка имеют на удивление одинаковые подходы к экономике, как правило представляющие из себя гремучую смесь из экономических идей, лежавших в основе фашизма 1930-х годов и социалистических экспериментов стран Третьего мира. В этом смысле, Украина, несмотря на все железные занавесы, идёт вполне в русле остального континента – местные леворадикальная КПУ и ультраправая “Свобода” весьма активны на ниве строгания бредовых законопроектов государственно-патерналистского толка.

В то же время, в англосаксонсом мире (возможно, в США – в большей степени, чем в других странах), крайне правыми считаются те, кто тяготеет, наоборот, к крайним формам либертарианства и занимает анти-патерналистскую, анти-государственническую и радикально свободно-рыночную позицию.

Откуда взялась эта разница? Наследие фашизма, захватившего континент, но не перебравшегося на острова и за океан, и длительного взаимодействия с коммунистическими режимами?

 

7 Comments

  1. Алексей says:

    Левые/правые если копнуть во тьму веков, появились до рождения Маркса, и делятся по отношению к традиции. Правые – за ее сохранение и восстановление, левые – стремятся модернизировать/разрушить. Поскольку традиции в разных уголках мира разные – то и право-левые – тоже. В Европе традиция – национализм, в штатах – либертарианство. На ближнем востоке – радикальный исламизм. На Донбассе, который не очень Европа и не имеет никакого исторического опыта вне СССР правой в полном смысле слова является КПУ.

    • Да, есть такое, согласен:) Но тогда у нас либералы получаются вроде как левые, что создаёт путаницу. Может, правильнее, действительно, рассуждать в терминах либералы-консерваторы?

  2. Olegs Ivahnenko says:

    Просто к сожаленью что у вас на Украине, что у меня в Латвии национальный вопрос волнует значительную часть электората больше экономического многие на западе Украине мечтают об УССР но так, что бы на мове и без москалей, а на востоке об УССР но без хохлов:)

  3. Olegs Ivahnenko says:

    хотя не скрою в Латвии удалось националистам провести те реформы в экономике о которых мечтаете вы Павел для Украины(снижение пенсий на них тратится 10% ВВП Латвии примерно, отказ от субсидий ЖКХ и. т. д.)народ голосовал за них только из-за боязни перед русскими.

  4. Денис says:

    Деньги говорят на языке, который понятен всем нациям.

Leave a Reply