Skip to content
 

Факторы роста ВВП Украины в 1990-2009 годах

Благодаря Penn World Table 8.0 у нас есть какая-никакая разбивка ВВП Украины на уровне факторов производства и производительности, совместимая с аналогичными данными по другим странам. Не воспользоваться этим было бы грех. Для начала, посмотрим, что из себя представлял наш экономический рост с 1990 и до кризиса 2009.

Как видим, по данным PWT основным фактором динамики украинской экономики последние 20 лет была динамика производительности – именно ей объясняется как основная часть спада 90-х, так и основная часть роста 00-х.

Впрочем, эти периоды правильнее было бы рассматривать отдельно. Начнём с 90-х.

Помимо неточности данных за этот период (чего стоит хотя бы внезапный рост физического капитала в 1994 году), в них содержится принципиальная и неустранимая в рамках метода составления PWT погрешность – выбытие из строя огромного количества плохих инвестиций в физический капитал, сделанных в советское время. Характерная черта социалистических экономик – особенно, в поздний период – переинвестирование и, соответственно, большое количество экономически несостоятельных капиталовложений (что, собственно, и стало одним из ключевых элементов экономического краха соцлагеря). В условиях перехода к рынку, пусть даже и ущербно осуществляемого, несостоятельность этих инвестиций проявлялась сразу. Собственно, в те годы гиперинфляция и институциональный бардак останавливали даже вполне жизнеспособные предприятия, многие из которых позже были реанимированы.

Фактически, советский капитал оказался marked-to-market и, будучи не слишком конкурентоспособным, утратил существенную часть своей стоимости, причём стоимость определённой его части упала до нуля и она фактически выпала из экономики. Методика же расчёта, используемая в PWT, трактует это не как снижение запаса капитала – его будет постепенно списывать амортизация – а как падение общей производительности, вызванное неспособностью экономики в полной мере использовать свой физический капитал. Кроме того, не будем забывать, что значительная часть тогдашней занятости была, по сути формальной – не задействован был не только капитал предприятий, но и их ничего не делавшие и не получавшие зарплат работники.

Впрочем, я не хотел бы критиковать методологию PWT. Вопрос того, рассматривать ли простаивающие предприятия и сидящих без дела, но имеющих рабочие места, работников как выпадение факторов производства или как падение производительности из-за неэффективного использования этих самых факторов производства, является, по сути, философским. Да и встаёт он лишь постфактум – мы не можем заранее предсказать, будут ли эти предприятия использованы в будущем, или они так и будут простаивать, пока не развалятся или не будут распроданы на металлолом.

Перейдём, впрочем, к периоду восстановительного роста – 00-м. Как показывает следующий график, взятый из последнего Transition Report от ЕБРР – http://www.ebrd.com/downloads/research/transition/tr13.pdf – Украина не уникальна и аналогичный паттерн роста ВВП, вызванного практически полностью ростом производительности, характерен для основной массы переходных экономик (сравните, например, с ударной индустриализацией Азии, либо ростом в сырьевых экономиках Латинской Америки).

На мой взгляд, это частично объясняется всё тем же фактором списания несостоятельных инвестиций былых времён. То, что, по факту, было списано ещё в 90-х, в PWT медленно уничтожается амортизацией, создавая видимость роста, полностью завязанного на производительность, при котором физический капитал просто поддерживается на каком-то одном уровне. Впрочем, повторюсь, вопрос этот философский и последний взгляд на вещи вполне допустим – социалистические экономики была явно перенасыщены физическим капиталом и их переход к рынку неизбежно сопровождался масштабным его списанием, вопрос лишь в том, на какой период отнести это списание и что конкретно считать таковым.

Впрочем, наверняка дело не только в списании. Безусловно, немалую роль сыграло и возобновление, в той или иной форме, использования уже существующих, но простаивающих, мощностей.

В свете этого, я склонен высказать следующую гипотезу -  вполне вероятно, что процесс вышеописанного списания активов в Украине (и, вероятно, других странах переходного региона) закончился, а запас незадействованного “старого” капитала – исчерпан. Об этом, кстати, пишут и экономисты ЕБРР, см. следующие графики:

Соответственно, продолжение здорового роста требует наращивания запаса капитала – т.е. более высокого уровня инвестиций. Повышение этого уровня, в свою очередь, требует роста доли инвестиций в ВВП. Следовательно, именно доля инвестиций в ВВП может сейчас быть индикатором, показывающим, начался ли в Украине новый период устойчивого роста – за этим показателем стоит следить.

 

4 Comments

  1. Николай says:

    Хорошо расписано, понравилось.
    Таки добрался до ЕБРРовского отчета, как он тебе в целом?

    • В целом интересно – понравилось, что постепенно идею про воздействие политической организации и vested interests на процесс реформ начинают выносить на уровень полиси международных организаций.

  2. О. Жолудь says:

    варто зауважити, що у цих даних продуктивність це TFP, тобто це залишок/residual який просто не пояснюється рештою факторів у виробничій функції. тобто це не ПОЯСНЕННЯ, а вказівка, що обрані фактори в-ва грають малу роль у визначенні ВВП. Це може бути викликане зміною структури ВВП

Leave a Reply