Skip to content
 

Мысли о том, как избежать дефолта или Доктор Стрейнджлав по-украински

Мне кажется, что риски неизбежности дефолта Украины преувеличены, тем не менее, ситуация не из лучших. В нашем положении, лучше заранее задуматься над проведением реструктуризации части рыночных долгов. Цитата из свежего текста для Forbs.ua, выражающая основную мысль звучит так:

Я не претендую на то, что реструктуризация основных долгов с погашением в 2014 году – это однозначное благо. В более осторожной форме мой тезис таков: лучше заранее подстелить солому там, где мы можем упасть. Тем более что негативных рисков у этой процедуры намного меньше, чем кажется на первый взгляд. По крайней мере, можно провести предварительные секретные переговоры – прощупать почву. Это не помешает.

 

***

Работая над изложением этой идеи еще до событий 18-20 февраля, меня удивило множество совпадений с фильмом Стенли Кубрика “Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу“. Если вы его не видели, настоятельно рекомендую – это одна из самых рейтинговых комедий (черных и глубоких) за всю историю. Фильм снят в 1964 году и есть в свободном доступе в переводе. Трейлер не показательный, но вот на него ссылка.

 

В результате, к 17-му февраля созрел текст.

 

Доктор Стрейнджлав, или: Как я перестал бояться и полюбил дефолт

За пять лет мы могли привыкнуть к тому, что запугивание дефолтом не особо отличаются от запугивания концом света. Во-первых, из предсказанных как минимум 2-3 дефолтов Украины с 2009 года случилось ни одного, во-вторых – последний пример Греции показал, что сам по себе дефолт может пройти незамеченным на фоне более серьезных экономических проблем. Да и история с дефолтом США уже давно превратилась в пародию на «мальчика, кричавшего «волк!».

Правда, похоже, что применимо к нам, пародия превращается в черную комедию. По мере приближения того самого волка, параллели с вынесенным в заголовок фильмом Кубрика, становятся все более актуальным. Здесь и вся абсурдность ситуации, полнейшая необязательность происходящего, неспособность лидеров и неработоспособность системы. На улицах, кстати, тоже как в этом фильме – свои стреляют в своих, просто по тому, что не владеют всей информацией.

В свете внеочередного понижения нашего суверенного рейтинга и стремительного роста доходности еврооблигаций вопрос «случится ли» превратился в вопрос «когда». По крайней мере, вероятности уже совсем не на стороне оптимистов. Продолжая использовать сравнение с сюжетом Доктора Стрейнджлава, отметим, что похоже, что генерал Риппер уже отдал приказ. Если перевести это на более понятный нам язык Булгакова – Аннушка уже разлила масло.

Последнее совсем не значит, что дефолт состоится неизбежно. Например, достижение понятной и однозначной договоренности с крупным внешним кредитором (в роли которого пребывают либо МВФ, либо Россия) позволит избежать серьезных проблем с обслуживанием долга. Однако, достижение такой договоренности начинает казаться едва ли выполнимой задачей. Такой же, как и получение кода на отзыв бомбардировщиков от покончившего собой генерала Риппера.

Даже если такая договоренность все-таки будет достигнута, то с большой вероятностью она может оказаться несвоевременной и неполной. В итоге, ситуация останется уязвимой к разного рода случайностям и нюансам. Продолжая аналогию с Доктором Стрейнджловом, даже невероятное и героичное получение кода на отзыв самолетов по чистой случайности может не предотвратить сбрасывание бомб и как следствие не остановить запуск Машины Судного дня.

В нашем случае, таких случайностей может быть несколько. Во-первых, непонятно чем завершится украинский политический кризис. В этой связи не стоит исключать резкого ухудшения девальвационных ожиданий населения, валютной паники и массового бегства депозитов. Во-вторых, несмотря на кажущееся здравие мировой экономики, мы находимся под постоянной угрозой ухудшения внешней конъюнктуры из-за экономической слабости развивающихся стран.

Резюме аллегории с фильмом Кубрика можно сформулировать так: если до 2014 года дефолт Украины мог стать следствием разве что чрезвычайного стечения обстоятельств, то теперь это самое чрезвычайное стечение обстоятельств требуется для того, чтобы избежать дефолта. Тем не менее, такой взгляд на ситуацию – это не повод для паники и иррациональных действий. Даже при первом приближении, дефолт может оказаться совсем не таким страшным, как кажется.

Что будет, если худшего избежать не удастся

Для начала разберемся со страхами. Чем так страшен дефолт? Оказалось, на этот вопрос можно получить довольно разные ответы в зависимости от социального статуса, возраста и того, чем человек зарабатывает себе на жизнь. Например, моих родителей в дефолте пугает риск потери сбережений по примеру начала и конца 90х годов. Одних коллег пугают перспективы серьезного экономического спада, других – неподъемный рост стоимости обслуживания кредитов.

Как мне кажется, если дефолт Украины все-таки состоится, то он будет иметь различные последствия для каждой из этих трех категорий граждан. В наименьшей степени пострадают те, кто боится за сохранность сбережений, в большей степени – те, для кого стоимость обслуживания кредита имеет первостепенную важность. Экономика вновь войдет в рецессию, однако эта рецессия вряд ли окажется принципиально глубже рецессии 2012-2013 годов.

Смоделируем ситуацию. Во-первых, о дефолте по каким обязательствам может идти речь? Держателей гривневых облигаций внутреннего займа спасет пресловутый печатный станок. Мера не без недостатков, но действенная. В свою очередь, вот у держателей внешнего долга такой страховки нет. Да, есть резервы НБУ, но их мало, плюс валютному рынку они могут оказаться нужнее. Во-вторых, почему сразу дефолт, если можно долг реструктуризировать?

В-третьих, а что изменится от того, что, скажем, Нафтогаз предложит кредиторам реструктуризацию? Что если правительство предложит ее по одному или нескольким выпускам еврооблигаций? Бегства капитала из Украины не будет, простите, но бежать уже некому. Поэтому давление на валютный рынок смогут оказать лишь домохозяйства, настроения которых, как показала практика осени 2013 года, с определенным успехом можно корректировать.

В итоге, дефолт или реструктуризация вряд ли приведет к непомерному росту давления на валютном рынке, следовательно девальвации за пределы 9-9,6 гривен можно будет избежать. В такой ситуации банковская система устоит, а экономика после небольшого провала пойдет в рост. Возможно, в какой-то момент Нацбанку придется пойти на введение моратория на досрочной изъятие депозитов, что не повлияет на начисление процентов даже по гривневым депозитам.

Поэтому, если ваши сбережения даже только на 50% в долларах и на остальные 50% в гривневых депозитах, но в надежном банке, вы не понесете ощутимых потерь. Конечно, ситуация будет напряженной, сны будут тревожными, и на валютном рынке будет неспокойно. В результате, процентные ставки будут выше обычного и, вполне вероятно, что обслуживать кредиты станет сложнее. Плюс ко всему новые административные меры от НБУ жизнь бизнесу также не облегчат.

Возможно, вы спросите, а как же опыт России 1998 года? Девальвация в разы, банкротства и потеря сбережений? Ответ на этот вопрос-возражение проще, чем кажется. На самом деле, кризис в России стал отголоском кризиса развивающихся стран, который привел к драматичному падению цен на нефть. Пока же внешняя конъюнктура для Украины остается сносной, какой она и видится на 2014 год, даже дефолт не приведет к непоправимым последствиям для экономики.

Может возникнуть еще один вопрос – понятно почему, возможно, не стоит бояться дефолта, но не понятно, почему его нужно любить, как сказано в названии. На самом деле, название текста – это прямая калька названия фильма Кубрика. Вероятно, он хотел подчеркнуть, что некоторые генералы тайно ратуют за начало ядерного конфликта. По аналогии, а разве невозможно, что где-то за пределами нашей страны кто-то влиятельный очень хочет, чтобы Украина объявила дефолт?

 

Leave a Reply